Главная страница
 Друзья сайта
 Обратная связь
 Поиск по сайту
 
 
 
 
 Белорусские сказки
 Поморские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Кашубские сказки
 Моравские сказки
 Польские сказки
 Словацкие сказки
 Чешские сказки
 
 Болгарские сказки
 Боснийские сказки
 Македонские сказки
 Сербские сказки
 Словенские сказки
 Хорватские сказки
 Черногорские сказки
  
"Хитрый мышонок" - Сказки старой Европы Яндекс.Метрика

Три мужика — три простака


Жили на белом свете три мужика — три простака. Дела не делали, от дела не бегали, но считали себя всех умнее и всегда совали нос не в свое дело. Одного звали Самун Геле из Лукова; другого — Шау-Мяу из Мухова; а третий был Елен Мелен, родом из Желен. Встретились они на большой дороге и решили по свету погулять, на людей посмотреть и свой ум показать.

Шли они, шли, перевалили через высокую гору и вышли на цветную Софийскую равнину. Видят — растет среди равнины высокая ива, а под ней стоит поп и держит гуся. Накинул поп гусю веревку на шею, а другой конец через ивовую ветку перебросил.

— Уж тут дело без нас не обойдется! — закричали все трое разом и побежали к иве.

— Эй, батя! — еще издали крикнул попу Самун Геле. — Что ты делаешь с бедной птицей?

— Буду вешать гуся, — отвечал им поп.

— За какие ж грехи ты его повесить собрался? — с удивлением спросил попа Елен Мелен, тот самый, что был родом из Желен.

— А вот за что, — важно отвечал поп. — Лег я сегодня ночью спать во дворе, а этот самый гусь подошел ко мне, увидел мою бородку и подумал сдуру, что это трава, да как принялся щипать! Дергал, дергал — полбороды выщипал, пока я не проснулся.

— Ой, не вешай его, батя! — вступился Шау-Мяу. — Отдай его лучше нам, уж мы-то знаем, как наказать гуся: мы его утопим в реке!

— Ладно, берите, — согласился поп. — Да топите хорошенько, чтоб он не выплыл!

Взяли мужики гуся и пошли к реке. Сунули они гуся под воду и держат — ждут, пока он не захлебнется. Держали, держали — надоело им.

«Ну, — думают, — теперь он уже утонул!» — и отпустили птицу. А гусь как выскочил из воды, распустил крылья и поплыл на другой берег как ни в чем не бывало.

— Эх, — почесал в затылке Елен Мелен, — и проворный же гусь попался! Не сумели мы его утопить в Искыре — мелка, видно, для него эта речка! В другой раз, как примется он щипать бородку попу, отнесем его прямо в Черное море! Уж там-то, наверное, утопим злодея!

Пошли дальше три мужика — три простака. Шли они, шли, наконец устали и прилегли отдохнуть на краю дороги. Только не пришлось им выспаться: налетели мухи и — давай кусать бедных мужиков и в нос, и в глаза, и в уши!

— Оле-Ле! — закричал Самун Геле. — Да они нас загрызут, как собаки! Давайте вернемся к попу да спросим, как мух на всем белом свете извести. Такое дело ведь никому, кроме нас, не под силу!

Побежали мужики обратно, ввалились в дом к попу, кричат:

— Дай совет, что с проклятыми мухами делать? Кусаются, как собаки. Не ровен час, могут и загрызть человека!

— А вы их, ребята, бейте!

— Чем же их бить!

— Да хотя бы палками! Человека бить никто не велит, а мух бить сам бог разрешает!

Как раз в это время села муха попу на макушку. Схватил Шау-Мяу палку да как хлопнет попа по голове! Закричал поп не своим голосом. Прибежали на крик жена и дети и полезли на мужиков с кулаками. Таких колотушек надавали, что мужики еле ноги унесли!

Вышли три мужика — три простака из попова дома невеселые и поплелись в деревню Клопово. Шли они, шли и увидели возле дороги большую дыню.

— Что это за чудо такое? — наклонился над ней Самун Геле.

— Знаю я! Это страусово яйцо!— воскликнул Елен Мелен из Желен. — Возьмем его, высидим страусенка и прославимся на всю округу!

— А где мы его будем высиживать?

— Где потеплее — на солнцепеке!

Сказано — сделано: отнесли мужики дыню на горушку, положили на самом солнцепеке и принялись высиживать по очереди: сперва один посидит, потом другой его сменит. Дошла очередь до Самун Геле. Стал он садиться на дыню, да ненароком и толкнул ее. Покатилась дыня с горки — и прямо в кусты терновника. Закричали мужики, замахали руками, бросились за дыней вдогонку, а из кустов как выскочит заяц да как пустится бежать!

— Глядите, братцы! — закричал Самун Геле. — Из яйца страусенок вылупился! Давайте догоним его!

Припустились они за зайцем, а заяц — шмыг! и скрылся лесу.

— Что за напасть! — почесал в Затылке Елен Мелен. — До чего же быстро этот страусенок вылупился! И откуда у него длинные уши? Я не я, если его не поймаю!

— А как ты его поймаешь в густом лесу?

— А мы топоры купим, вырубим лес и найдем страусенка.

Сказано — сделано: купили мужики-простаки три топора и принялись рубить лес. Рубили, рубили, — из сил выбились, сели отдохнуть на опушке. А в это время по дороге ехал верхом на коне торговец, а за ним вприпрыжку бежал жеребенок. Торговец этот был большой мошенник. Подъехал он к мужикам и спрашивает:

— Эй, братцы, зачем вы лес рубите?

Те и рассказали ему все, как было.

— Стойте, добрые люди! — сказал хитрый торговец. — Дайте-ка я сперва проверю, годятся ли ваши топоры для такой работы.

— А как ты их проверишь?

— Да очень просто: приеду домой, выдерну у себя из головы волос, и тот топор, который его разрубит, будет самый лучший.

Поверили простаки торговцу и отдали свои топоры. А он недолго думал — вскочил на коня и ускакал вместе с топорами

Сидят мужики на дороге, ждут, когда торговец обратно вернется. А он и не думает возвращаться. Остался около простаков только его жеребенок.

— А знаете, братцы, ведь этот торговец нас обманул! — догадался наконец Шау-Мяу. — Убьем-ка за то жеребенка!

— А как же его убьем?

— А мы навалим на него все наши штаны и шапки и погоним. С такой тяжестью он недалеко ускачет, споткнется, упадет и издохнет.

— Сказано — сделано: поснимали мужики штаны, скинули шапки и навалили их на жеребенка. Как гикнули, как крикнули — пустился жеребенок прочь со всех ног и убежал.

— Эх, — почесал в затылке Елен Мелен. — Пропали наши шапки со штанами вместе!

Делать нечего, пошли три мужика — три простака в одних рубашках, босые. Смотрят — стоит на берегу старая ива, ветви к самой воде опустила.

— Зачем это она к воде наклонилась, братцы? — спросил Самун Геле. — Уж не хочет ли она напиться?

— Да разве воду так пьют? — возмутился Шау-Мяу из Мухова. — Надо ветви опустить прямо в воду! Послушай, ива!

Но ива стоит как стояла.

Рассердились все трое.

— Сейчас мы ее заставим пить воду как следует!

— Да-да, заставим! — сказал Елен Мелен. — Пускай один из нас заберется повыше и повиснет на самой верхушке, второй пусть ухватит его за ноги, а третий — за ноги второго. Как потянем все вместе, наклонится ива к воде и поневоле напьется.

Сказано — сделано: ухватились все трое за иву, висят — один другого за ноги держит. А ива ни с места: стоит как стояла!

— А ну, братцы, поплюем себе на руки да потянем иву вместе! — закричал сверху Шау-Мяу. — Увидите — сразу наклонится!

Принялись мужики за дело: хотели плюнуть себе на руки, отпустили руки, да все трое в воду и шлепнулись!

Вылезли они из воды мокрые, как лягушки, и полезли на крутые скалы обсушиться. Забрались на самый верх и смотрят вниз. А под скалами, в долине, лежит густой туман, белый, как молоко.

— Братцы, а это что же такое? — спросил Самун Геле.

— Не видишь разве — пуховая перина! — ответил Шау-Мяу. — Только кто же это расстелил ее, а нас, умных людей, не спросил? А ну, прыгнем вниз и выспимся досыта на этой перине, пока хозяин ее не пришел!

— Ладно! — согласились Елен Мелен и Самун Геле.

Сказано — сделано! Недолго думали мужики-простаки, взялись за руки, разбежались, крикнули: «Ух-ха!» и спрыгнули с кручи.

С тех пор перестали они совать носы не в свое дело.


<<<Содержание