Главная страница
 Друзья сайта
 Обратная связь
 Поиск по сайту
 
 
 
 
 Белорусские сказки
 Поморские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Кашубские сказки
 Моравские сказки
 Польские сказки
 Словацкие сказки
 Чешские сказки
 
 Болгарские сказки
 Боснийские сказки
 Македонские сказки
 Сербские сказки
 Словенские сказки
 Хорватские сказки
 Черногорские сказки
  
"Хитрый мышонок" - Сказки старой Европы Яндекс.Метрика

Справедливый Богумил


У батрака, который каждый кусок хлеба добывает в поте лица, детей иногда бывает больше, чем у богача, что в шелках ходит, а золото четвертными мерами мерит. Так и было в одном большом городе, где у слуги шестеро детей, а у короля ни одного. Король многие тысячи швырял за одни только советы и учёным и бабам-знахаркам, но всё без толку. Королеву это тоже огорчало; во все храмы она давала деньги каждый день молить за неё бога, чтобы он послал им наследника. Как-то однажды в сердцах король сказал:

— Коль нет воли божьей на то, чтобы у нас был ребёнок, так пусть хоть по воле чёрта будет!

Очень скоро после этого королева объявила, что ждёт ребёнка, а король о своих словах даже не вспомнил.

Прошло несколько месяцев, и королева родила дочь. Со всей ближней и дальней округи наехало в замок множество гостей, которых пригласил, на крестины счастливый король. Восемь дней кряду в городе только и слышны были музыка и песни, все плясали и веселились.

Принцессу назвали Людмилой. Родители оберегали её как величайшую драгоценность, ничего для неё не жалели, растили в роскоши. В семнадцать лет её считали самой красивой девушкой во всём королевстве. Многие юноши готовы были за неё в пучину морскую броситься, если бы знали, что драгоценную жемчужину добудут. Но Людмила пока ни о ком не думала, и только родители иногда между собой судили, кто из знатных принцев ей больше подошёл бы.

Сидит однажды она с родителями за столом очень грустная, а мать возьми и спроси: что, мол, с тобой?

— Ах, милая матушка,— принцесса ей в ответ,— не знаю, почему мне весь день так тоскливо, словно расставание с вами предстоит.

Мать только хотела строго выговорить дочери за такие грустные мысли, но та вдруг почернела, как уголь, и с кресла на пол без сознания упала. Королева тоже лишилась чувств, король схватился за голову, придворные тотчас же созвали полный дом врачей, но не нашлось силы, которая бы несчастную принцессу могла воскресить.

Одели её в дорогое платье, положили в золотой гроб и похоронили в семейном склепе. Король приказал, чтобы днём и ночью возле гроба стояла военная стража. Всё королевство было в трауре по доброй принцессе, сильнее же всех горевали несчастные родители, которые так неожиданно лишились любимой дочери.

Когда ночью пришли сменить солдата, стоявшего на часах у гроба с одиннадцати до двенадцати, то нашли его растерзанного на несколько частей. С ужасом смотрели солдаты друг на друга, но объяснить, что произошло, никто не мог. Утром о случившемся доложили королю. Король перепугался и тут же велел офицерам поставить в караул самого смелого солдата, чтобы узнать, кто убийца. Но и на другой день и во все последующие дни происходило то же самое: стражей, стоявших с одиннадцати до двенадцати, находили мёртвыми и на куски растерзанными. Солдаты роптали, что по прихоти короля им приходится на смерть идти, а в народе ходил слух, что принцесса появляется как привидение.

Долго так продолжалось. В войске королевском совсем не осталось бесстрашных солдат. Стали брать всех подряд. Каждый дрожал как осина, когда подходил его черёд, но не подчиниться нельзя, хочешь не хочешь, а иди.

Дошла очередь и до Богумила, одного из сыновей батрака. Это был ладный, весёлый парень, все его любили. Если бы король его против врага послал, он бы не испугался, но бесславно умереть стражем у гроба... И тогда испросил он позволения пойти домой проститься с родителями. Шёл он домой и размышлял: «А зачем это я ни за что ни про что буду отдавать себя на растерзание какой-то нечисти? Сбегу-ка я лучше». Подумав этак, он тут же свернул с дороги и направился в чисто поле. Уже порядочно от дороги отошёл — и вдруг видит, сидит под деревом старичок, весь сгорбленный, голова седая, борода длинная, белая как снег.

— Солдатик, помоги мне, пожалуйста, встать! — обратился он к проходившему мимо Богумилу.

— С удовольствием,— ответил тот.— А если хотите, то и провожу вас, если вы не в город идёте.

— А если в город, то ты бы, значит, со мной не пошёл?

— Боже упаси, долго мне туда не захочется вернуться!

— Почему же?

— Скажу охотно. Надеюсь, вы меня не выдадите?

И стал тут Богумил о несчастных солдатах рассказывать, о том, что он ушёл из города, чтобы избежать позорной смерти.

— Ты послушай меня малость, я тебе кое-что посоветую,— сказал старец, когда Богумил закончил свой рассказ.— Призрак, что солдат убивает,— это покойная принцесса Людмила, которая страдает за вину отца своего. Король сказал когда-то, что пусть будет дитя хоть по воле чёрта, и в несчастную девочку вселился нечистый дух. Если ты послушаешься моего совета, то и принцессу освободишь и сам будешь счастлив.

— Послушаюсь, дедушка, послушаюсь. Мне и так плохо оттого, что я, как трус, из войска сбежал.

— Так вот, возвращайся обратно и, когда придёт твой черёд, ступай в караул без робости. Придёшь в склеп — окропи себя святой водой, очерти ружьём круг и стой в нём. Пусть что угодно происходит — не обращай внимания и не выходи из круга. Не бойся ничего, как бы плохо тебе ни было. Завтра придёшь сюда и расскажешь мне, как ты с этим справился.

Богумил поблагодарил старца и вернулся в город. Приятели думали, что будет он печальным,— он же смеялся и пел, а около одиннадцати взял ружьё и зашагал в караул.

— Дай бог пережить тебе эту недобрую ночь! — пожелали ему друзья.

— Я верю, что мы ещё увидимся,— твёрдо сказал Богумил.— Буду внимательней и, вот увидите, выслежу злодея!

Сказав это, простился с ними, шагнул во мрак храма и направился к освещенному королевскому склепу. Вокруг гроба стояло двадцать четыре подсвечника с горящими свечами. Богумил взял один, посветил во все углы — нет ли там кого. Но нигде ничего не увидел. Встал он тогда посреди склепа, обвёл ружьём круг, вошёл в него, окропил себя святой водой, потом прижал ружьё к телу и стал ждать. Когда становилось страшно, он повторял слова старца — и страх проходил. Пробило одиннадцать. В тот же миг золотая крышка гроба открылась, и принцесса, вся чёрная, выскочила из него и, злая, как ведьма, стала по склепу летать. Хочет она вцепиться в солдата, но не может переступить круг. Тогда она разъярилась, стала сбрасывать крышки с гробов и терзать истлевших мертвецов. Бесновалась она так до полуночи, потом прыгнула обратно в гроб, крышка захлопнулась, и наступила тишина. Хотя всё это Богумил выдержал мужественно, однако же обрадовался, когда заслышал шаги подходившей смены. Солдаты удивились и обрадовались, что товарищ жив и здоров. Стали расспрашивать, каково ему было и что он видел.

— Что видел, то видел, а вам про то не скажу! — отвечал Богумил, потому что старец велел ему про это никому не рассказывать.

Утром доложили королю, и тот велел, чтобы Богумил предстал перед ним и рассказал, что с ним ночью приключилось.

— Милостивый король,— отвечал Богумил,— я вам ничего сказать не могу, так что даже и не требуйте этого от меня!

Увидел король, что принуждать Богумила бесполезно, попросил его ещё одну ночь гроб покараулить и обещал за это щедро наградить. Богумил согласился, а после полудня отправился за город к старичку.

— Ну, каково тебе было? Всё ли обошлось благополучно? — спросил его старец, сидевший под тем же деревом.

— Да, благополучно, премного вам благодарен за совет! — ответил Богумил и стал рассказывать, как всё было.

— Стало быть, благополучно. Сегодня ступай опять караулить и делай всё то же, что и вчера. Может, ещё и не такое увидишь, но ничего не бойся, а завтра опять ко мне приходи.

Богумил поблагодарил старца и отправился домой. Около одиннадцати он взял ружьё и к склепу шёл даже с охотой. Как и прошлой ночью, очертил круг, шагнул в него и стал ждать: как-то будет на этот раз?

Едва пробило одиннадцать, крышка гроба поднялась, чёрная принцесса выскочила, и, словно по команде, из всех углов повалили чудища: глаза их сверкали, бездонные пасти разверзались прямо перед Богумилом. Мерзкие летучие мыши и совы подлетали прямо к голове, а принцесса бушевала в склепе, прыгала в разные стороны, терзала трупы, строила гримасы Богумилу. Опершись на ружьё, смело стоял он на своём посту. Наконец пробило двенадцать — и всё исчезло.

Утром король опять выспрашивал, что Богумил в склепе видел, но тот молчал, ни единого слова не сказал.

После полудня он опять отправился к старцу и всё ему поведал.

— Ещё одна ночь — и принцессу покинет злой дух. Но если хочешь и на этот раз получить совет, то обещай мне отдать половину того, что в награду получишь.

— Отдам, дедушка, только вы мне опять посоветуйте, что мне делать.

— Тогда иди ещё раз в склеп караулить и, как только принцесса из гроба выскочит, быстро ложись в него и очерти над головою круг. Когда приблизится полночь, принцесса станет тебя из гроба гнать, будет умолять и сулить всё что угодно, только бы ты её в гроб пустил. Но ты не пускай, как бы худо тебе ни было. Что случится дальше — увидишь.

Богумил пообещал, что сделает всё, как старичок ему посоветовал, попрощался с ним и заспешил в город.

Когда пробило одиннадцать, Богумил уже стоял на своём месте, а как только принцесса выскочила из гроба, он потихоньку подкрался, лёг в пустой гроб и очертил круг над головой. И опять несусветная нечисть стала виться над гробом, но переступить круг не посмела. Принцесса бесновалась ещё пуще прежнего, потом стала гнать Богумила. Но когда увидела, что он даже не шевельнулся, пришла в такую ярость, что стала рвать на себе платье. Потом упала на колени и так жалобно умоляла пустить её, что он чуть было не согласился. Однако сделал вид, будто не слышит. Видит она: мольбы не помогают. Стала обещать ему золото и серебро — столько, мол, что хватит, чтобы купить целое королевство. Но и на это Богумил не ответил. Тогда вдруг гроб затрясло, все двадцать четыре свечи погасли, а по углам вспыхнули синие языки пламени. Гробы открылись, скелеты встали и устроили дикий хоровод вокруг гроба, скалили на Богумила зубы. Холодный пот выступил у него на лбу, когда он увидел такое. Однако вспомнил про то, что ему было велено, закрыл глаза и лежал, будто сам умер. Вдруг опять всё задрожало, пробило полночь, и, когда Богумил открыл глаза, видит: всё в полном порядке, только у гроба, стоя на коленях, горячо молится принцесса Людмила, такая же красивая, нет, ещё красивее, чем прежде.

Долго Богумил любовался ею и долго бы ещё так лежал, не спуская глаз с принцессы, если бы не заслышал шаги солдат, которые шли его сменить. Тогда он тихонько встал, а Людмила подняла на него глаза, подошла к нему и сказала ласковым голосом:

— Как мне тебя благодарить, отважный мой спаситель, за то, что ты меня от дьявольских чар избавил?

Богумил молча взял её руку и запечатлел на ней горячий поцелуй.

Тут вдруг они услышали шум, и принцесса в страхе крепко прижалась к своему спасителю. Солдаты, что шли сменить Богумила, сперва заглянули через щель в дверях склепа, увидели Людмилу, озарённую светом, и подумали: это ангел! И сломя голову бросились бежать из храма. Это и был тот самый шум, которого принцесса испугалась. Солдаты прибежали домой и тотчас же доложили офицерам, что Богумил в склепе с ангелом беседует. Офицеры — королю, а тот поспешил в храм, чтобы убедиться, правда ли это. Открыли храм, и король увидел Богумила и принцессу Людмилу. Он ещё не мог поверить, действительно ли это его дочь или же дух её. Лишь после того как Людмила с радостным криком бросилась в отцовские объятия, он крепко прижал её к сердцу и заплакал. Королева уже встала, когда король с дочерью и Богумилом вернулись в замок.

Велика была радость материнская при виде дочери, живой и красивой, как прежде. Потом Людмила рассказала, что ей довелось претерпеть и как Богумил её спас. Горячо благодарили его родители, а король вынес ему полный кошелёк дукатов.

— Нет,— милостивый король,— сказал Богумил и отодвинул деньги в сторону.— Сделал я это не ради награды, а потому деньги принять не могу.

Тут Людмила взяла короля за руку и сказала:

— Дорогой отец, он меня спас. Я его люблю и он меня тоже, а лотому самая большая награда для него, если ты его сыном назовёшь.

Король немного задумался, но, встретив умоляющий взгляд королевы, согласился благословить брак. Богумил был как во сне, не веря тому, что станет мужем прекрасной Людмилы.

Король хотел отпраздновать свадьбу не откладывая, а затем передать правление королевством Богумилу. Но жених боялся, что не сразу разберётся в столь сложном деле, а потому просил короля, чтобы он прежде научил его всему, что ему нужно будет знать. Король согласился, и с той поры Богумила можно было видеть повсюду. За короткое время он узнал все нужды своего народа, так что очень скоро он знал больше, чем сам король.

Потом праздновали свадьбу, а после неё Богумил был коронован. На свадьбе молодой король не забыл ни о родителях своих, ни о братьях, а рядом с королём посадил отца-батрака. Тому, разумеется, больше не нужно было стадо пасти, но и никакого богатства или же титула от сына ему не надо было, а остался он старым Войтой, как прежде.

Каждый из братьев получил поместье, все они стали хорошими хозяевами и не завидовали, что у Богумила корона, понимали: хотя она и золотая, да не лёгкая.

Прошло уже какое-то время с той поры, как Богумил и Людмила поженились, но чем дальше, тем больше они друг друга любили, и не верьте, будто в счастье своём он позабыл про старика, которому этим счастьем был обязан. Часто думал о нём, пытался разыскать, но старика и след простыл.

Однажды король Богумил со своей супругой поехал на прогулку за город. У моста вдруг кони остановились как вкопанные. Король крикнул кучеру, чтобы тот взглянул, что там мешает им ехать. А кучер отвечает, что сидит там старенький дед, а больше он ничего не видит. Король вылез из кареты, увидел старца и тут же узнал в нём своего советчика. Радостный, подошёл к нему и говорит:

— Наконец-то! Скажите же, где вы столько времени пропадали, я спрашивал о вас повсюду, но никто не мог ничего ответить.

— Коль ты обо мне спрашивал, значит, обещание своё не забыл.

— Да как же я мог забыть? Из того, что я получил, половина принадлежит вам. Пойдёмте скорее со мной, я вас своей супруге представлю!

— Именно о ней речь. А знаешь ли ты, братец, что по справедливости она лишь наполовину твоя?

Богумил остановился, словно громом поражённый, кровь в его жилах застыла. Об этом он не подумал.

— Я хочу убедиться в том, что ты всегда держишь слово и всё будешь решать справедливо, поэтому яви мне первое доказательство. Возьми меч, разруби жену надвое и раздели её со мной.

Богумил вздрогнул и сказал с дрожью в голосе:

— Не требуй от меня этого, лучше я отдам тебе всё королевство.

— Я не хочу всё,— отвечал упрямый старец,— хочу только полкоролевства и полжены. Я могу этого требовать по справедливости. Если и ты хочешь быть справедливым, то, не задумываясь, жертвуй самым дорогим для себя, и ты будешь знать, какой грех совершает король, когда данное слово нарушает!

И тогда Богумил собрался с духом. Он должен был доказать, что и перед оборванцем нищим он сдержит обещание. Подошёл к карете, рассказал жене о тяжком уговоре. Людмила оказалась достойной своего мужа.

Чтобы не терзать его сердце, без единого слова выскочила она из кареты и подошла к старцу. Король подумал, что старик сжалится над такой красотой, но тот стоял на своём. Супруги обнялись напоследок, король вытащил меч, замахнулся и...

— Остановись! — крикнул ему старец.— Я испытывал, справедливо ли ты будешь править и верно ли будешь слово держать. Теперь вижу, что не ошибся в тебе. Оставайся таким же до самой смерти, и небо благословит тебя.

И прежде чем король и королева опомнились, старик исчез с глаз — но не из памяти.

До самой смерти Богумил правил справедливо и милосердно.

Божена Немцова


<<<Содержание