Главная страница
 Друзья сайта
 Обратная связь
 Поиск по сайту
 
 
 
 
 Белорусские сказки
 Поморские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Кашубские сказки
 Моравские сказки
 Польские сказки
 Словацкие сказки
 Чешские сказки
 
 Болгарские сказки
 Боснийские сказки
 Македонские сказки
 Сербские сказки
 Словенские сказки
 Хорватские сказки
 Черногорские сказки
  
"Хитрый мышонок" - Сказки старой Европы Яндекс.Метрика

Мудрый золотых дел мастер


Радошу было восемнадцать лет, когда у него умерли родители. Ему ничего не оставалось делать, как идти служить. И он подумал: «Коль уж надо служить, так пойду я в большой город и поступлю на службу там, что-нибудь да сумею же я делать».

Собрал свои вещи и пошёл. У самого города повстречались ему Мудрость и Разум. С того якобы времени стал он мудрый и разумный, словно в высших школах был учён. За что бы ни брался, всё у него получалось.

Ходит Радош по красивым улицам — и вдруг на глаза ему попадается богатая, сверкающая драгоценностями лавка золотых дел мастера, а в ней сидят занятые делом подмастерья. Очень ему всё это понравилось, и он решил учиться на ювелира. Не раздумывая, вошёл он в мастерскую, почтительно поздоровался с мастером и попросил принять его учеником.

— Да как же я тебя приму, староват ты уже для ученика,— стал возражать мастер.— Пока выучишься, будет тебе, ни много ни мало, двадцать шесть. За учёбу платить, конечно же, нечем?

— Конечно же, пан мастер, денег у меня нет никаких, чтобы за учёбу платить. Но, поверьте, вы останетесь мною довольны, я и минутки у вас не потрачу зря,— отвечал Радош.

— Ну, оставайся,— сказал мастер и показал ему, куда поставить вещи и где он спать будет.

Как только Радош обо всём договорился, он тут же принялся за работу, которую ему дали. Другие подмастерья сперва смеялись над его неумелостью, но вскоре приумолкли. За что бы Радош ни брался, всё у него получалось, а на то, чему другие учились два года, ему требовалась неделя. Через две недели он уже делал кольца, серьги, браслеты так красиво, что любо-дорого смотреть.

— Не знаю, что и думать о Радоше,— говорит мастер своей жене,— то ли он был всему этому уже учён и водит меня за нос, то ли родился под счастливой звездой.

— Нет, о том, что он тебя обманывает, ты даже и не думай, вот уж кто поистине олицетворение самой правды, так это он! — защищала ученика жена мастера. Радош и ей помогал.

За четыре недели обучение было закончено, и мастер Радоша очень ценил. Однажды отправился Радош с мастером в город прогуляться. Город был большой, в нём жил король. Вдруг Радош увидел на воротах череп, на пику насаженный. Спрашивает у мастера, что это должно означать. И стал мастер ему рассказывать такую историю: «Есть у нашего короля одна-единственная дочь, красоты, какой поискать надо. Только с двенадцати лет она перестала говорить. Почему она молчит вот уже долгое время, никто определить не может. Сколько тут перебывало врачей и всяких мужей учёных, но никто из них не смог её исцелить. Она читает, ездит верхом, гуляет, отменно рукодельничает, но, чем бы она ни занималась, всё делает молча. Три года назад в этих местах объявилась мудрая вещунья, которая сказала, что принцесса Либена заколдована, и чары будут держать её в своей власти до тех пор, пока не явится молодец, который вернёт ей речь. И тогда король велел объявить: тот, кто вернёт речь его дочери, получит её в жёны, будь он простолюдин или человек знатный, всё равно. Сразу же явились всякие люди, которые обращались к королю и принцессе, надоедали, но вылечить её не могли. Всё это короля огорчало, а принцессу ещё больше, и потому удалилась она в свои покои и даже выходить из них не хотела. И тогда король объявил, что каждый, кто пообещает принцессу исцелить и не сделает этого в течение трёх дней, лишится головы. Суета прекратилась, однако спустя некоторое время приехал молодой пан весьма приятной внешности. Король разрешил ему попытаться исцелить принцессу. Говорят, что он три дня стоял перед Либеной на коленях и непрерывно умолял её сказать хоть одно-единственное слово, но она даже бровью не повела, и тогда на третий день он лишился головы, которую выставили здесь для устрашения. С той поры никто не берётся её разговорить, и вот уже идёт пятый год, как принцесса слова не промолвила».

Очень этому Радош удивился, и жалко ему стало прекрасную Либену. Он уже провёл год у своего мастера, который берёг его пуще глаза и даже вёл разговор с женою насчёт того, чтобы Радоша усыновить, поскольку детей у них нет.

Однажды явился к мастеру придворный короля, чтобы заказать драгоценности для принцессы. Должны были они быть красоты доселе невиданной, да к тому же из самых дорогих камней. Мастер пообещал, а только посланец короля ушёл, стал чесать в затылке, не представляя себе, как он выйдет из положения, кому доверить эту работу.

— Что стряслось у вас, пан мастер, отчего вы такой грустный? — спрашивает его Радош. Мастер поделился с ним своим горем.

— Не печальтесь, пан мастер, эту работу я беру на себя, король останется доволен мною.

— И ты думаешь, Радош, что сможешь выполнить работу, которую даже я делать не решаюсь? Как могу я дать тебе столько золота и драгоценностей, а вдруг ты испортишь?

— Тогда дайте мне что-нибудь на пробу, а если понравится, потом и остальное дадите.

Мастер был доволен ответом, дал золота и камень, и Радош тотчас же принялся за дело. До чего же был удивлён старый ювелир, когда Радош принёс ему готовый перстень! Равного ему не было во всей лавке. С радостью дал мастер золота и бриллиантов сколько было нужно, чтобы и остальное он сделал так же хорошо. Радош приложил всё старание, на какое только был способен, и сделал украшения и серебряный ларец. Уложил в него аккуратно драгоценности, отнёс мастеру.

Когда мастер увидел это, он горячо обнял Радоша и сказал:

— Ну, мальчик мой, отныне мастер ты, я тебе больше указывать не могу, ибо ты меня намного превзошёл.

Это была такая работа, какую мало кто сумел бы выполнить. Неизвестно, чем прежде нужно было восхищаться — то ли королевской диадемой, то ли ожерельем, или же сверкающими серьгами, браслетами и другими изделиями. Нити были — будто их паук прял, а листья и цветы — как живые.

— Сынок, чем я тебе за это должен отплатить? — спрашивал счастливый мастер своего подмастерья.

— Ничем. Позвольте только, если смею об этом просить, мне самому это королю отнести.

Мастер охотно согласился, и Радош отправился в королевский замок. Когда доложили, что королю несут заказанные украшения, Радош тут же был допущен к нему, низко поклонился и подал серебряный ларец. Едва король крышку ларца приоткрыл, лицо его засияло от удовольствия.

— Не скажешь ли ты мне, молодой человек, кто эту работу выполнил? — спросил король приветливо.

— Я, милостивый король! — отвечал Радош.

— Ай да молодец! Стало быть, это ты тот искусный умелец, какого доселе мне не приходилось знать. Если я могу явить тебе какую-либо милость,— проси! — предложил король Радошу, который от счастья чуть не плакал.

— Милостивый король! Слышал я, что к принцессе будет допущен каждый, кто хочет попробовать вернуть ей речь. Я тоже хотел бы попытаться сделать это, а потому прошу вашу королевскую милость позволить мне к ней пройти!

Так просил Радош короля, со страхом ожидая ответа.

— Разумеется, юноша, идти к ней и попытаться исцелить её ты можешь, только жаль мне будет, если это тебе не удастся. Ведь ты сам знаешь, что потом тебя ждёт.

— Знаю, милостивый король, и с радостью приму смерть, если не сумею её исцелить.

Король позвал одного из своих придворных, велел провести Радоша в покои к принцессе и оставить их наедине. Придворный, однако, понял тайный знак, согласно которому он должен был подслушать, что там будет происходить. Придворный повёл Радоша через множество комнат, пока не дошли они до зала, в котором всё было словно в раю: цветы, деревья, стены, затянутые шёлком, золото, серебро, ковры — чего только там не было! Солнечный свет лился сквозь разноцветные стёкла окон и отбрасывал пёстрые тени на мраморный пол. В передней части зала с потолка свисали тяжёлые занавеси. Придворный слегка раздвинул их и подал знак, чтобы Радош вошёл.

Небольшая комнатка была так прекрасно, удобно и мило обставлена, что всякий, кто туда входил, чувствовал себя очень уютно. Но самым прекрасным в ней была принцесса Либена. Она сидела у окна и вышивала золотом. Ничего не изменилось на её прелестном личике, когда вошёл Радош, она даже бровью не повела и казалась безжизненной, как портрет, что висел на стене в золотой раме, где она была изображена ещё совсем маленькой. Глядя на принцессу ясными глазами, Радош поклонился, стал перед портретом и произнёс:

— Реши ты, прекрасный портрет, исход жестокой схватки, которая идёт в этом замке: резчик изваял девушку, портной сшил для неё платье, а тот, кто учит говорить, дал ей речь. Кому же девушка должна принадлежать?

— Кому же ещё, как не тому, кто дал ей речь? — произнесла принцесса тихо и продолжала шить.

Радош поклонился и вышел из комнаты, но завистник придворный сообщил королю, что принцесса ни словом не обмолвилась, и Радош должен был остаться в замке, где, впрочем, ему было неплохо. Мастер не знал, что и думать, когда королевский слуга принёс ему деньги за драгоценности и сообщил, что подмастерье вернётся лишь на третий день.

На другой день Радоша опять привели в комнатку принцессы, и он, как накануне, стал перед портретом и спросил его:

— Реши ты, прекрасный портрет, исход жестокой схватки, которая идёт в этом замке: резчик изваял девушку, портной сшил для неё платье, а тот, кто учит говорить, дал ей речь. Кому же девушка должна принадлежать?

— Я тебе вчера сказала, что она должна принадлежать тому, кто дал ей речь,— снова ответила принцесса.

Придворный, что подслушивал, опасался, как бы Радош не стал королём, и опять сказал, что принцесса слова не промолвила. Радоша опять задержали в замке. Но на следующий день король отправился слушать сам. Радош вошёл в комнатку и вновь обратился к портрету:

— Реши ты, прекрасный портрет, исход жестокой схватки, которая идёт в этом замке: резчик изваял девушку, портной сшил для неё платье, а тот, кто учит говорить, дал ей речь. Кому же девушка должна при-надлежать?

— Я уже дважды тебе сказала, что тому, кто дал ей речь, тебе разве этого мало? — сказала Либена и поднялась от столика. Тут король вбежал в комнатку и со слезами на глазах стал дочь целовать. Потом взял Радоша за руку и сказал:

— Юноша, ты сделал меня счастливым отцом и вернул мне самую большую радость! Стань же моим сыном и королём, поскольку я признаю, что ты мудрее, чем кто бы то ни было.

— Мой всемилостивейший повелитель,— отвечал Радош,— как я могу быть королём, ведь я неименитого рода, я не знаю, как себя вести при дворе, да и прекрасная принцесса едва ли захочет, чтобы я стал её мужем.

— Своей мудростью ты меня от злых чар освободил, и никого, кроме тебя, я в мужья не хочу! — сказала Либена и подала Радошу руку, которую он горячо поцеловал.

Тотчас же в городе стало известно, что принцесса исцелена и что исцелитель её — простой подмастерье ювелира. Тут старый мастер поспешил в замок, чтобы убедиться, так ли это, а когда Радош с удовольствием представил его королю как своего дорого учителя, старик в душе благодарил судьбу, что она ему такого ученика послала.

Вскоре сыграли свадьбу, и королевская невеста надела все драгоценности, которые её жених собственными руками сделал. Радош правил мудро, как ни один король до него. Было у них несколько сыновей, каждый в молодости должен был чему-нибудь учиться, и никто из них не получал титула незаслуженно. Осенили их также Мудрость и Разум или нет — про это никому не известно.

Божена Немцова


<<<Содержание