Главная страница
 Друзья сайта
 Обратная связь
 Поиск по сайту
 
 
 
 
 Белорусские сказки
 Поморские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Кашубские сказки
 Моравские сказки
 Польские сказки
 Словацкие сказки
 Чешские сказки
 
 Болгарские сказки
 Боснийские сказки
 Македонские сказки
 Сербские сказки
 Словенские сказки
 Хорватские сказки
 Черногорские сказки
  
"Хитрый мышонок" - Сказки старой Европы Яндекс.Метрика

Мудрая Манка


Жили-были два брата. Один был богатый, да скупой, а другой — бедный, да добрый. У богача детей не было, а у бедняка была дочь Манка. Когда девочке пошел двенадцатый год, отец отдал ее к брату гусей пасти. Два года девочка служила только за харчи, но потом, когда выросла и стала настоящей работницей, попросила жалованья у богача дяди.

— Слушай, Манка, — сказал ей дядя. — На что тебе деньги? Есть у меня трехмесячная телушка. Я ее выращу и отдам тебе вместо платы. Хочешь? 

Манка согласилась. И с этого дня работа прямо кипела в ее руках, и она не потратила зря ни одного крейцера дядюшкиных денег. Три года прослужила Манка своему дяде верой и правдой. Однако отец ее стал стареть да хворать, и захотелось ему, чтобы дочь с ним пожила. Собралась Манка домой и стала просить у дяди заработанную телку, которая успела уже стать хорошей коровой. Но богач дядя был большой плут. Очень хотелось ему отделаться от Манки какими-нибудь грошами и оставить корову у себя. Однако денег Манка не брала, а требовала обещанное. 

Ни с чем воротилась Манка домой; стала она отцу жаловаться и просила его пойти к судье. Отец, разозлившись на бессовестного брата, не мешкая отправился в город и подал жалобу. Судья выслушал его и послал за ответчиком. Тот сразу понял, что коли судья послушается своей совести, то придется корову отдать брату. 

Вот и принялся он гадать, как бы склонить судью на свою сторону. Судья не знал, что и делать: истец был беден, но право было на его стороне, а ответчик был богат, и ссориться с ним судье не хотелось. И решил он пуститься на хитрость. Позвал обоих братьев и задал им загадку: что на свете всего богаче, всего быстрее и всего слаще? Кто отгадает, тот и получит корову. 

Недовольные пошли братья домой и всю дорогу ломали голову над загадкой. 

— Ну что? — спросила жена богатого мужика, когда тот вошел в дом. 

— А ну его! Он совсем меня с толку сбил, — крикнул мужик и стукнул кулаком по столу. 

— Так ты проиграл тяжбу? 

— Проиграть-то еще не проиграл, да, верно, проиграю. Судья задал нам загадку: что всего богаче, всего быстрее и всего слаще? Если отгадаю я, то у меня и останется корова. Да поди угадай тут. 

— Есть о чем тужить, это я мигом отгадаю: что может быть быстрее нашего черного шпица, слаще нашего меда и богаче нашего сундука с деньгами? 

— Молодец, жена, наша будет корова! 

Бедняк пришел домой скучный. Повесил шапку на гвоздь, сел на стул и задумался. 

— Ну как, порешили? — спросила его Манка. 

— Порешили, как бы не так! Известно, пану ничего не стоит одурачить мужика. 

И бедняк рассказал, как было дело. 

— Только-то и всего? Не печалься, отец, потерпи до утра, я постараюсь отгадать загадку. 

Бедняк не спал всю ночь. Утром Манка говорит ему: 

— Слушай, отец: скажи судье, что слаще всего сон, быстрее всего глаз, а богаче всего земля. Мы все из нее получаем. Только смотри не говори, кто отгадал загадку. 

В назначенный час оба брата явились к судье. 

— Я так думаю, — начал богатый мужик, — что быстрее всего наш шпиц. Он, плут, все пронюхает. Слаще всего мед, который я четыре года храню, а богаче всего мой сундук с деньгами. 

— Нет, любезный, не угадал, — сказал судья, пожав плечами. — Посмотрим, что твой брат скажет. 

— А я, господин судья, думаю так: что может быть быстрее глаза, который мигом все высмотрит? Ничего нет слаще сна: как ни измучен, ни огорчен человек, а заснет — всякое горе забудет, да еще другой раз во сне порадуется. А богаче всего земля: все наше богатство мы от нее получаем. 

— Загадка отгадана, твоя будет корова. А теперь скажи мне, кто отгадал ее. Не может быть, чтобы ты дошел до этой истины своей головой. 

Долго ломался мужик, но в конце концов сказал правду. 

— Ну и умница же твоя дочка. Вели-ка ей завтра явиться ко мне ни днем, ни ночью, ни голой, ни одетой, ни пешком, ни на телеге. 

Пошел мужик домой опять невеселый. 

— Эх, Манка, Манка!— сказал он. — Не поверил судья, что я загадку отгадал. Пришлось мне ему правду выложить. Теперь он требует, чтобы ты явилась к нему ни днем, ни ночью, ни голая, ни одетая, ни пешком, ни на телеге. 

— Ну что ж, и будет, как он хочет. Нечего тебе тревожиться. 

Манка встала в два часа ночи, надела на одну ногу чулок, на другую — сапожок, на себя напялила мешок, села на козу и под утро, между рассветом и солнечным восходом, явилась к судье. Шутник судья поджидал у окна. 

— Какая же ты умница-разумница, — сказал он, выходя ей навстречу. — Не хочешь ли стать моей женой? 

— Отчего не хотеть, — отвечала Манка, оглядев судью с головы до ног. 

Жених взял красивую девушку под руку и повел ее в дом. Потом послал за отцом и за портным и велел сшить Манке нарядное платье, как и полагается невесте судьи. 

Накануне свадьбы судья сказал: 

— Слушай, Манка: уговор дрроже денег. Ты в мои судейские дела не вмешивайся, не то я отошлю тебя к отцу. 

— Хорошо, твоя воля для меня закон, — ответила Манка. 

На другой день была свадьба, и Манка стала знатной барыней — хозяйкой в доме судьи. Всем нравилась молодая судейша. За доброе сердце ее любили, за ум уважали. С бедняками она была ласкова и всегда помогала им советом, но в мужнины дела не вмешивалась. 

Случилось однажды, что к судье пришли два мужика судиться. У одного был жеребец, у другого — кобыла. Паслись они на одном лугу. Народился у кобылы жеребенок. Вот и заспорили мужики: чей жеребенок? Хозяин жеребца утверждал, что по всей справедливости жеребенок должен принадлежать ему, а хозяин кобылы уверял, что он имеет больше прав на жеребенка. Так они все и спорили, пока не пришли к судье. 

Мужик, которому принадлежал жеребец, был богатый. Не хотелось судье наживать себе врага, и присудил он ему жеребенка. А Манка сидела в соседней комнате и все слышала. Возмутило ее несправедливое решение мужа. Когда мужики вышли от судьи, позвала она бедняка и сказала ему: 

— Неужто ты, глупый, уступишь! Где же это слыхано, чтоб у жеребца были жеребята? 

— Конечно, обидно мне, пани, что и говорить. Но раз пан судья так решил, что я могу сделать? 

— Я тебя научу, что делать, только обещай, что никому не скажешь, кто тебя надоумил. Завтра около полудня возьми сеть, ступай на гору Скарман, что возле Домажлиц, и делай вид, что рыбу ловишь. Мой муж с господами будет проезжать мимо как раз в ту пору. Как спросит тебя, что, мол, делаешь, ты и скажи ему: «Рыбу ловлю. Коли у жеребца могут быть жеребята, то почему бы на горе не водиться рыбе?» 

Мужик поблагодарил и обещал сделать все, как ему пани посоветовала. На другой день судья отправился с господами на охоту. Еще издали увидели они, что на Скармане какой-то мужик расставляет сети. Все расхохотались, и, когда подошли ближе, судья спросил мужика: 

— Что это ты делаешь? 

— Рыбу ловлю, — ответил тот. 

— Дурак! — воскликнул судья. — Где это слыхано, чтобы на горе водилась рыба? 

— Коли у жеребца могут быть жеребята, почему на горе не быть рыбе? — сказал в ответ на это мужик. 

Судья покраснел как рак. Однако тут же подозвал мужика, отвел его в сторону и шепнул ему: 

— Коли скажешь мне, кто тебя этой штуке научил, твой будет жеребенок. 

Поломался-поломался мужик, да и сказал судье правду. 

Темнее ночи воротился судья домой. Стал ходить из угла в угол и на вопросы жены не отвечал ни слова. Манка решила, что муж чем-нибудь озабочен, и Оставила его в покое. Но скоро судья сам подошел к жене и строго спросил ее: 

— Ты, видно, позабыла наш уговор? 

— Нет, не позабыла. 

— Так зачем же ты сунулась со своими советами? 

— Не могла я допустить несправедливости. Обидел ты бедного мужика. 

— Обидел или не обидел, не твое дело. Изволь-ка теперь воротиться к отцу, а чтобы ты не говорила, что я и с тобой поступил несправедливо, можешь взять отсюда то, что тебе милее всего. 

— Спасибо, муженек, за твою доброту. Я, разумеется, послушаюсь тебя. Об одном прошу: дозволь мне на прощанье с тобой поужинать. И пусть будет этот ужин такой веселый, словно между нами ничего не произошло. 

Судья согласился, а Манка отправилась на кухню и велела приготовить прекрасный ужин и принести самого лучшего вина. За ужином они весело болтали, как ни в чем не бывало, и Манка то и дело подливала мужу вина, а когда увидела, что судья охмелел, велела слуге вновь наполнить его стакан. 

— Выпей, голубчик, за мое здоровье — ведь это в последний раз. А тогда уж я и пойду домой. 

Судья взял стакан и одним духом выпил его за здоровье жены. После этого он уже едва ворочал языком. Через минуту голова его опустилась, и судья крепко заснул. А Манка велела слугам положить мужа па кровать и нести за собой. Так и притащили его в мужицкую избу, к Манкиному отцу. Бедняк мужик даже руками развел от удивления. Но дочь рассказала ему, в чем дело, и он успокоился. 

Солнце стояло уже высоко, когда пан судья проснулся. Он протер глаза — и никак не мог понять, где находится. Но тут вошла Манка в простом крестьянском платье. 

— Ты все еще здесь? — опросил ее судья. 

— А почему бы мне тут не быть? Ведь я дома. 

— А я-то как же сюда попал? 

— Разве ты не позволил мне взять с собой то, что мне милее всего: ты мне милее всего — вот я и взяла тебя. 

Пан судья рассмеялся: 

— Вижу я, жена, что мне тебя не перехитрить. Ты умнее меня, и отныне будешь судить ты, а не я. 

Манка обрадовалась, и с этого дня стала вершить суд судейша, и дело пошло на лад.

Перевод Л.Толстой


<<<Содержание