Главная страница
 Друзья сайта
 Обратная связь
 Поиск по сайту
 
 
 
 
 Белорусские сказки
 Поморские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Кашубские сказки
 Моравские сказки
 Польские сказки
 Словацкие сказки
 Чешские сказки
 
 Болгарские сказки
 Боснийские сказки
 Македонские сказки
 Сербские сказки
 Словенские сказки
 Хорватские сказки
 Черногорские сказки
  
"Хитрый мышонок" - Сказки старой Европы Яндекс.Метрика

Черт и Кача


В одной деревне жила старая дева по имени Кача. Имелась у нее избушка, а при ней садик, да вдобавок к тому накоплено было несколько золотых монет. Впрочем, будь она хоть вся в золоте, никто бы на ней все равно не женился, даже самый последний парень, потому что Кача была злая как черт и вечно со всеми бранилась. Выла у Качи старуха мать, которая порой нуждалась в услугах, и хотя она хорошо платила, никто даже самую малость не желал для нее делать, — а все лишь потому, что Кача придиралась к каждому слову и бранилась так, что слышно было за десять домов. Ко всему этому Кача была некрасива, и ей уже подходило к сорока годам. Как всюду принято в деревнях, так и в деревне, где жила Кача, каждое воскресенье вечером играла музыка; и только послышится в трактире волынка, как сразу набиралось туда полно парней, в коридоре и у входа стояли девушки, а у окон —дети. Но первой всегда прибегала Кача. Парни кивали своим девушкам, и те становились в круг, но Кача этого счастья отродясь не видывала, хотя готова была бы сама платить музыканту. И все-таки наперекор всему она не пропускала ни одного воскресенья. Вот однажды спешит она так на танцы и думает дорогой: «Я уже стала такая старая, а еще ни разу не танцевала с парнем, — ну, не обидно ли? Право, я сегодня согласилась бы танцевать даже с чертом!» 

Так она пришла в трактир, пробралась к печке и стала смотреть, кто кого приглашает танцевать. Вдруг входит какой-то незнакомый пан в охотничьем костюме. Он уселся за стол недалеко от Качи и спросил себе пива. Служанка принесла кружку, а пан взял ее и подошел угостить Качу. Та сперва удивилась в душе, что незнакомый пан оказывает ей такое уважение, пожеманничала немного, а потом с удовольствием выпила пиво. Гость поставил кружку, вынул из кармана дукат, бросил его музыканту и крикнул: «Соло, парни!» Парни расступились, а пан пригласил Качу на танец. 

— Какого черта! Это еще кто такой? — спрашивали старшие и качали головами. Парни усмехались, а девушки прятались друг за дружку и прикрывали рот передником, чтобы Кача не заметила, как они смеются над ней. Но Кача ничего не видела, она была рада, что танцует, и даже если бы над ней смеялся целый свет, ей бы и то было нипочем. Весь день и весь вечер танцевал незнакомец только с Качей; он купил ей марципан и наливки, а когда наступил час идти домой, проводил ее через всю деревню. 

— Ах, если бы я могла с вами танцевать так до самой смерти, как сегодня, — вздохнула Кача, когда пришло время прощаться. 

— Это может случиться, пойдем со мной. 

— А где вы живете? 

— Обними меня за шею, я тебе скажу. 

Кача обняла его, но в тот же миг пан обратился в черта и полетел с ней прямо в ад. У ворот он остановился и постучал. Явились его приятели, открыли ворота, а увидев, что товарищ их совсем запыхался, хотели помочь ему и попробовали снять Качу. Но та, словно клещ, вцепилась в черта и ни за что не давала себя стянуть: хочешь не хочешь, пришлось черту идти к Люциферу с Качей на шее. 

— Кого это ты принес? — спросил его Люцифер. Тут черт рассказал своему господину, как он бродил  по земле, как услышал Качины жалобы и, собираясь ее немного припугнуть, пошел с ней танцевать, как потом захотел показать ей и самый ад. 

— Не думал я,—закончил он свой рассказ, — что так трудно будет от нее отделаться. 

— Это потому, что ты дурак и моих наставлений не помнишь, — взъелся на него Люцифер. — Прежде чем с кем-нибудь связываться, надо узнать его мысли. Если бы ты об этом вспомнил, когда прощался с Качей, не взял бы ее с собой. А теперь уходи с глаз моих долой и думай сам, как тебе от нее избавиться. 

В страшной досаде вернулся черт с Качей на землю. Он сулил ей горы и долы, только бы она его отпустила, проклинал ее — но все напрасно! Так, измученный и разозленный, притащился он со своей ношей на лужайку, где молодой пастух, укутанный в меховой кожух, пас овец. Черт успел уже снова превратиться в обыкновенного человека, и поэтому пастух его не узнал. 

— Кого это ты несешь, приятель?—доверчиво спросил он черта. 

— Ах, милый человек, я еле дышу. Подумать только, я шел своей дорогой, ни о чем не думал, а тут мне прыг на шею эта женщина и теперь ни за что не хочет слезать. Я думаю отнести ее в ближайшую деревню и там где-нибудь оставить, но у меня больше нет сил, ноги прямо подкашиваются. 

— Ну, хорошо, погоди минутку, я помогу, только немного, потому что мне нужно пасти; с полдороги я пронесу ее... Слышишь ты, хватайся за меня! — крикнул пастух Каче. 

Едва Кача услыхала это, как сразу отпустила черта и вцепилась в мохнатый кожух. Теперь бедняге пастуху было что нести — и Качу и страшный, большой кожух, который он утром выпросил у сторожа. Очень скоро он устал и начал подумывать, как бы избавиться от ноши. Поравнялся с прудом, и тут ему пришло в голову бросить Качу в воду. Но как? Что, если бы ему удалось скинуть ее вместе с кожухом? Кожух был ему велик, и поэтому пастух стал понемножку пробовать — не удастся ли стянуть его. И вот вынимает он одну руку — Кача ничего не замечает; вынимает другую — Кача все еще ничего не видит; расстегивает первую пуговицу, вторую, третью, и — бух! — Кача в пруду вместе с кожухом. 

Но черт не пошел следом за ними, а остался сидеть на меже, ожидая, скоро ли вернется пастух. Недолго пришлось ему ждать. С мокрым кожухом на плече спешил пастух к лужайке, думая, что незнакомец, наверное, уже подходит к деревне и что овцы одни. Увидев друг друга, оба очень удивились: черт — что пастух возвращается без Качи, пастух — что пан до сих пор сидит тут. 

— Большое тебе спасибо, ты мне такую службу сослужил; ведь иначе пришлось бы мне таскаться с этой Качей до второго пришествия. Никогда тебе этого не забуду и, придет время, щедро награжу. Но, чтобы ты знал, кому помог в нужде, открою тебе, что я черт,— сказал незнакомец пастуху. 

Сказал и исчез. Пастух с минуту стоял как вкопанный, а потом подумал: «Да, хорошо бы — все черти были такие дураки, как этот». 

Краем, где жил наш пастух, правил молодой князь. Богатства его были несметны, и пользовался он своей властью в полную меру: изо дня в день наслаждался роскошью, какую только свет производил, а когда наступала ночь, из княжеских покоев раздавалось пение разнузданных молодцов. Дела в стране вершили два управителя, которые были нисколько не лучше своего господина. Что не успевал князь, прибирали к рукам они, а несчастный народ не знал, как избавиться от беды. У кого была красивая дочь или деньги, тот не видел спокойной минуты, потому что мог с уверенностью ждать, что князь по праву захочет получить все это себе, и не дай бог кому противиться его воле! Как же было любить такого властителя? По всей стране народ проклинал князя и его управителя. 

Однажды, когда князь не знал уже чем и развлечь себя, он позвал придворного астролога и приказал, чтобы тот погадал ему и его управителям по звездам. Астролог выслушал князя и стал определять по небесным телам, какой конец будет этим трем расточителям. 

— Простите, ваша княжеская милость, — сказал он, закончив свое гадание, — вашей жизни и жизни ваших управителей грозит такая опасность, что я даже боюсь о ней объявить. 

— Говори, что бы это ни было! Но ты должен остаться здесь, а если твои слова не сбудутся — лишишься головы. 

— Я всей душой рад подчиниться справедливому приказу. Так слушайте же: прежде чем наступит вторая четверть месяца, за обоими управителями явится черт, а в тот же самый час в полнолуние придет он за вами, ваша княжеская милость, и всех вас троих живьем отнесет в ад. 

— Заприте в темницу этого лжеца и мошенника! — воскликнул князь, и слуги выполнили его приказ. 

Предсказание звездочета потрясло князя. Прежде всего в нем заговорила совесть. Управителей полуживыми отвезли домой, ни один из них не вымолвил слова. Собрав свое имущество, они сели в кареты, уехали в свои замки и приказали со всех сторон укрепить их, чтобы черти не могли к ним проникнуть. Князь же совсем переменился, стал жить тихо и спокойно и потихоньку управлять страной, надеясь, что, может быть, жестокая участь все-таки его минует. 

Обо всем этом бедняк пастух не имел и представления; день за днем он пас свое стадо и нисколько не заботился о том, что делается на свете. Но вот однажды невзначай приходит к нему черт и говорит: 

— Я пришел, пастух, наградить тебя за твою службу. Когда наступит первая четверть месяца, я должен отправить в ад бывших управителей страны, потому что они обкрадывали бедный народ и давали дурные советы князю. Но если ты знаешь что-нибудь, из чего я увижу, что они исправляются, я оставлю их тут, а тебя награжу. Когда настанет этот день, пойди в первую крепость, там будет множество народу. Когда в крепости раздастся крик, слуги отворят ворота и я поведу господина, тут ты ко мне подойдешь и скажешь: «Убирайся прочь, иначе будет плохо!» Я тебя послушаюсь и уйду. А потом спроси у пана два мешка золота; если он не захочет дать их, скажи только, что позовешь меня. От этого замка отправляйся к другому, сделай так же и потребуй ту же плату. Но с деньгами обращайся разумно и употребляй их только на хорошее. Когда наступит полнолуние, я должен буду отнести в ад самого князя; но его не советую тебе освобождать, иначе ты можешь поплатиться своей шкурой. 

Черт ушел. 

Пастух запомнил каждое его слово. Когда настала четверть месяца, он, отогнав овец по домам, направился к крепости, где укрывался от кары один из управителей., Пастух пришел как раз вовремя. Толпы людей собрались и ожидали, когда черт потащит господина. И вот раздался в замке неистовый крик, ворота отворились, и нечистый потащил пана, посиневшего и чуть живого. Тут выскочил из толпы пастух, схватил пана за руку и, оттолкнув черта, закричал: 

— Убирайся прочь, иначе тебе будет плохо! 

В ту же минуту черт скрылся, а обрадованный господин, поцеловав руку пастуху, спросил его, что он хочет получить в награду. Пастух пожелал два мешка золота, и пан приказал, чтобы ему выдали их без промедления. 

Довольный отправился пастух к другому замку, и все ему удалось так же хорошо. Само собой разумеется, князь очень скоро узнал про пастуха, потому что постоянно расспрашивал, что стало с управителями. Как только князь услышал о чуде, он тотчас послал карету, запряженную четырьмя конями, за пастухом, а когда его привезли, стал умолять, чтобы он и над ним смилостивился и освободил его из когтей нечистого. 

— Господин мой! — ответил пастух. — Вам я этого обещать не смею, тут я могу поплатиться жизнью. Вы очень большой грешник. Но если вы захотите совсем исправиться, справедливо, добросовестно и мудро управлять своим народом, как следует хорошему князю, я попробую что-нибудь сделать, даже если мне самому придется вместо вас пойти в пекло. 

Князь от чистого сердца все обещал, и пастух ушел, дав слово явиться в урочный день. 

Со страхом ожидали по всей стране полнолуния. Как раньше люди накликали на князя погибель, так теперь жалели его, потому что с той минуты, как он исправился, никто не мог пожелать лучшего владыки. Дни бегут одинаково, отсчитывают ли их люди с радостью или с грустью. Не успел князь опомниться, как наступил день, в который он должен был расстаться со всем, что его радовало. Одетый во все черное, сам похожий на покойника, сидел князь и ждал, кто придет: пастух или черт. Вдруг двери распахнулись, и он увидел перед собой черта. 

— Ну, собирайся, князь, твой час настал, я пришел за тобой. 

Ни слова не сказав в ответ, князь поднялся и пошел за чертом на двор, где толпилось несметное множество людей. Вдруг в толпе появился пастух, весь запыхавшийся, и кинулся прямо к черту, издалека крича ему: 

— Убирайся скорей, не то плохо тебе будет! 

— Как ты смеешь мне мешать? Или ты не помнишь, что я тебе говорил? — прошептал ему на ухо черт. 

— Дурак, я совсем не о князе забочусь, а о тебе самом. Кача жива и спрашивает тебя! 

Лишь услышал черт о Каче, как пустился наутек, только его и видели. Пастух же в душе посмеялся над лукавым и был рад, что обман удался. Князь сделал пастуха своим первым придворным и полюбил его, как родного брата. И всегда с ним советовался, потому что бедняк пастух оказался хорошим советчиком и настоящим дворянином. Из двух мешков золота он не взял себе ни одного крейцера: раздал тем, у кого вымогали их управители.

Перевод Л.Толстой


<<<Содержание