Главная страница
 Друзья сайта
 Обратная связь
 Поиск по сайту
 
 
 
 
 Белорусские сказки
 Поморские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Кашубские сказки
 Моравские сказки
 Польские сказки
 Словацкие сказки
 Чешские сказки
 
 Болгарские сказки
 Боснийские сказки
 Македонские сказки
 Сербские сказки
 Словенские сказки
 Хорватские сказки
 Черногорские сказки
  
"Хитрый мышонок" - Сказки старой Европы Яндекс.Метрика

Шапка за триста золотых


Один мужик задумал имущество делить и пообещал сыну, что получит он три золотых. А сын странствовать хотел, вот и говорит отцу:

— Батюшка, дайте мне мою долю сейчас. Пойду я странствовать.

Отдал ему отец три золотых. И пошел сын странствовать. А на голову старую шапку надел.

Прошел мили две, зашел в корчму, спросил на два медяка водки, отдал корчмарихе золотой и говорит:

— Хозяйка, оставьте у себя сдачу. Буду возвращаться — накормите меня.

И дальше пошел.

Опять захотелось ему есть, отыскал он еще одну корчму. Зашел туда, спросил на два медяка хлеба, на два медяка водки и говорит:

— Оставьте у себя сдачу. Буду возвращаться — угостите меня на нее.

И еще дальше пошел. Шел-шел, опять есть хочется. Видит — опять корчма. Проел там четверть последнего золотого, а сдачу хозяйке оставил.

— Буду возвращаться, — говорит, — поем на остальное. Вот идет он, идет, а денег-то больше нет. А есть-то хочется. А тут опять корчма. Зашел он туда, а там сидят трое бродяг, едят, пьют. Позвали они его к столу, угостили. Наелся он на славу и говорит:

— Други, пойдем со мной. Теперь мой черед вас поить-кормить, чем хотите.

Привел он их в ту корчму, где проел четверть золотого, и говорит:

— Хозяйка, ставьте нам еды всякой и питья.

А сам соображает, чтобы не набрать больше, чем на остаток.

Поставили им на стол еды-питья, он шапку снял, покрутил ее на пальце и говорит:

— Хозяйка, мы в расчете.

— В расчете, — отвечает хозяйка.

Подивились те трое, зашептались. А парень встал, вышел, за дверьми спрятался и слушает, о чем они говорят.

Старшой из тех троих двум другим и толкует:

— Видели, как он шапку крутил? В ней вся сила. Надо ее купить у этого мужика.

— Сколько дадим? — спрашивают те.

— Такая вещь, братья, не меньше трехсот золотых стоит, — говорит старшой.

Подслушал парень этот разговор, обрадовался. «Триста золотых — неплохо!» — думает. Вышел он на дорогу, идет себе, как ни в чем ни бывало. А те трое догоняют его и говорят:

— Слушай, друг, продай нам шапку.

Он и отвечает:

— Продам. Триста золотых дадите?

— Даем двести, — говорит старшой.

— Обсудить надо это дело, — говорит парень. — Пошли в корчму.

И повел их туда, где второй золотой оставил. Заказал еду, выпивку и толкует:

— Хозяйка, мы в расчете.

А сам шапку на пальце крутит. Смотрит старшой, шепчет товарищам:

— Покупать надо.

Вышли они из корчмы, те трое опять приступаются:

— Продай шапку.

Парень отвечает:

— С вас триста золотых, и делу конец.

Дали они ему триста золотых и говорят:

— Только еще раз нам покажи, как ее крутить надо.

Соглашается парень.

— Пойдем, — говорит, — в корчму. Там на прощанье и выпьем, как положено.

И привел их туда, где изо всего золотого только два медяка истратил. Поели они, выпили, он и молвит:

— Хозяйка, мы в расчете.

А сам шапку на пальце крутит. Хозяйка кивает: все, мол, правильно. Обрадовался старшой.

— Ну, — говорит, — братья, точно вам говорю: будет у вас еды-питья вдоволь, и денег вам не надо.

Вышли они из корчмы, отдал им парень шапку, а сам давай бог ноги от них подальше!

Добрели бродяги до корчмы, велели подать еды-питья, Поели-выпили — подзывают хозяйку. Начал старшой шапку крутить на пальце.

— Хозяйка, мы в расчете, — говорит.

А хозяйка отвечает:

— Нет, с вас приходится.

Второй бродяга шепчет:

— Ты, старый хрыч, ее не в ту сторону крутишь.

Схватил шапку, закрутил на пальце и говорит:

— Хозяйка, да ведь мы же в расчете!

— Как же в расчете, когда вы не заплатили?

На шум вышел .хозяин, а тут третий бродяга за шапку хватается.

— Дураки вы, — говорит. — Не так надо!

Крутит шапку по-своему и спрашивает:

— А теперь мы в расчете?

— Сейчас рассчитаемся, — говорит хозяин.

Запер он двери, схватил плеть да так им всыпал, что вся одежонка на них в клочья разлетелась.

С тех-то пор ни у кого из бродяг справной одежи нет, все они вечно в лохмотьях. И денег у них не бывает. И по корчмам они не ходят, у дверей христа ради милостыню просят, а войти боятся — памятна им та плеть.

Перевод А. Щербакова


<<<Содержание