Главная страница
 Друзья сайта
 Обратная связь
 Поиск по сайту
 
 
 
 
 Белорусские сказки
 Поморские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Кашубские сказки
 Моравские сказки
 Польские сказки
 Словацкие сказки
 Чешские сказки
 
 Болгарские сказки
 Боснийские сказки
 Македонские сказки
 Сербские сказки
 Словенские сказки
 Хорватские сказки
 Черногорские сказки
  
"Хитрый мышонок" - Сказки старой Европы Яндекс.Метрика

Как муж отыскал пропавшую жену


В одной деревне жил пастух. Было у него три сына и надел. Стали они советоваться, что бы там посеять. Старший сын и средний сын хотели посеять ячмень, а младший сын упросил, чтобы отец посеял жито. Хорошее взошло жито, а как заколосилось, видно стало, что колоски-то у него из чистого золота. Вот дозрело золотое жито, скосили его, в снопы повязали. Велел пастух сыновьям стеречь его в поле три ночи. Первую ночь — старшему, вторую — среднему, а третью — младшему. В ту ночь, когда младший стерег, в самую полночь, прилетела большая птица, огляделась, схватила сноп и унесла. Младший сын испугался, что отец его отругает, погнался за птицей. Он думал, что она сноп-то бросит, только напрасно он надеялся. Бежал он за птицей, бежал, попал в густой лес и заблудился. Уж не чаял, как и выбраться из этого леса. Вдруг видит — свет. Обрадовался он. «Может, — думает, — там чей-то дом». Подобрался он поближе, видит — горит огонь на траве, у огня лежит старик, а под головой у него тот самый сноп. Растерялся младший сын: «Что теперь делать? Вытащу сноп — он проснется, как бы не было беды!» Потом решил: «А, будь что будет. Возьму сноп. А если он проснется и спросит, что мне здесь нужно, то я ему скажу: хочу, мол, к вам в сыновья попроситься». Так и вышло. Старик вскочил, рассердился было, но, как попросил парень, чтобы его в дом приняли, то подобрел. Взял старик его за руку и повел к себе, в свое лесное жилье. Жена там у него была, только слепая. Пришел он к ней с этим приемышем и говорит:

— Ах, жена моя, как жалко, что ты слепая! Была бы ты зрячая — воистину порадовалась бы тому, кого я к тебе привел. А привел я к нам в дом пригожего сына.

Велела жена подвести его к ней поближе. Приласкала, приветила добром и тоже сразу сыном назвала. И очень просила во всем, во всем слушаться. Тогда-де будет он самым счастливым человеком на свете. А потом подошел к нему тот старик, который был великий чернокнижник, взял приемыша за руку и сказал ему так:

— Раз уж ты стал моим сыном, так слушайся меня во всем. Ничего такого от тебя не потребуется, только паси наших овец. Но смотри, чтобы овечки у тебя не зашли на сухой пруд. Если ты их туда пустишь, мы всего стада лишимся. Явится Скальный дух — это призрак такой,— и всех овец заберет. Берегись его! Распознать духа можно по кривым пальцам и длинным когтям. А чтобы тебе скучно не было, дам я тебе скрипку. Играй на ней, учись.

Ну, погнал приемыш овец пастись. Только скрипка была ему милей, чем овцы, он знай на ней бренчит да играет, а овцы в это время в сухой-то пруд и забрались, Услыхал приемыш, как Скальный дух кричит злым голосом, овец к себе загоняет. Побежал он и стал просить духа отпустить овец. Дух ему и говорит:

— Я от овец отступлюсь, только дай мне скрипку и научи играть на ней.

Приемыш ему это пообещал и тут же отдал скрипку. Скальный дух давай на ней бренчать, да так сильно когтищами дернул, что одна струна лопнула. И сказал приемыш духу:

— Э, брат! Так дело не пойдет. Я тебя научу играть, только придется тебе меня слушаться.

Согласился дух слушаться, лишь бы его игре на скрипке научили. Приемыш ему толкует:

— Э, брат! Сперва надо пальцы с когтями повыпрямлять.

Ну, выпрямлять так выпрямлять.

Приемыш бегом домой. Взял топор, принес, вонзил в ствол дерева, расщепил его и велел духу кривые пальцы в расщеп сунуть, да поглубже. А потом вырвал топор. Закричал Скальный дух дурным голосом, стал просить, чтобы его отпустили. Мол, он уж и скрипки той не хочет, так ему больно. А приемыш говорит:

— Скажи, что не тронешь больше моих овечек, куда бы они не зашли — тогда отпущу.

Пообещал ему дух, что не тронет.

А приемыш еще говорит, что мать-де у него слепая, пусть дух посоветует, как стать ей зрячей.

— Иди к дубу над колодцем! — кричит дух. — Растет там зелье с красными цветочками. Сорви его, потри матери глаза — она и прозреет. Только побыстрей, а то невтерпеж!

Сорвал приемыш то зелье, потер матери глаза, она вмиг прозрела. И говорит:

— Сынок! Муж-то у меня большой колдун и чернокнижник, а вот не сумел зрячей меня сделать! Не знаю, чем за это тебя отблагодарить.

Пошел приемыш и отпустил духа. Дух больше не показывался и овец не трогал. Отец этому очень радовался. Ходили и лелеяли старики милого приемыша. А когда тот в свой срок затосковал, сказал ему чернокнижник:

— Вижу, тоскуешь ты, и знаю, почему. Не тоскуй. Хоть мы тут и в одиночестве живем, но добудем тебе прекрасную девицу, и будешь жить с ней в согласии. Назавтра все и сделаем.

На другое утро говорит чернокнижник:

— Иди за мной в лес. Увидишь там козла. Ты на него сядешь, и отвезет он тебя к самому морю. Там ты слезешь и будешь ждать, пока не прилетят три уточки. Они встряхнутся и обернутся тремя девицами. А ты высмотри тайно, которая из них тебе больше по душе. Они положат свои рубашки на берегу и заберутся в воду. Тогда ты у той, что тебе понравилась, рубашку и возьми. Но вот тебе наказ: будет она просить у тебя рубашку назад — ты не отдавай. Как выпустишь рубашку из рук — больше девицы той не увидишь. Жалеть будешь, потому что это три королевны.

Ну, приемыш горячо обещал, что рубашки из рук не выпустят и отдаст ее только дома и только в отцовские руки.

— Вот так и сделай. И будешь счастлив.

Пришли они на то место, где стоял козел. Сел сын на козла и помчался, как по воздуху, до самого моря. Там он спрятался за куст и стал ждать, пока уточки прилетят. Ждал, ждал, подумал было, что его обманули. Долго их не было. И вдруг видит — три птицы летят, три уточки. Сели они на берег в трех шагах от него, встряхнулись, обернулись прекрасными девицами. Посмотрел он на них, и понравилась ему самая младшая. А они не знали, что он смотрит, сняли рубашки, разделись донага. Проследил он, куда младшая свою рубашку положила. Как пошли они в воду да стали весело плескаться, вскочил он, хвать рубашку — и наутек! Бежал быстрей, чем на козле скакал. А девицы как закричат! Та, у которой он рубашку взял, побежала за ним и со слезами стала просить, чтобы он ей рубашку отдал. А он в ответ: не отдам, дескать, понесу в родительский дом. Пообещала ему девица, что пойдет туда с ним. Только ведь ей же, мол, стыд не позволит придти нагишом, пусть он ей такого сраму не делает и вернет рубашку. Пожалел он ее, к тому ж и по сердцу она ему пришлась. Отдал рубашку. А она оделась, встряхнулась — и стала опять уточкой. И тут же улетела. Заплакал он горько и побрел домой.

Чернокнижник увидел его заплаканного, спрашивает, что приключилось.

— Горюю, что не послушал вас, вернул ей рубашку, — ответил приемыш.

— Ох, сынок, сынок! Что ж ты такую глупость сделал! Больше ты ее не увидишь.

Зарыдал приемыш. Пришла мать и говорит чернокнижнику:

— Муженек мой, смилуйся ты над нашим добрым и единственным сыном. Я же знаю — коли ты захочешь, ты сделаешь так, что он ее еще раз увидит. Сделай это ради меня, не оставь его в великой тоске, потому что от такой тоски и помереть недолго.

Он и отвечает:

— Ладно, посмотрим.

И пошел в чулан. Колдовал там, колдовал — вернулся весь в поту. Говорит с тяжким вздохом:

— Ну, сын мой, если б я тебе сильно добра не желал, ничего бы не вышло. А теперь надейся, но не раньше, чем через год, твое желание сбудется.

Долго тот год для приемыша тянулся. Но вот однажды говорит ему чернокнижник:

— Сын мой, завтра истечет год и кончится время твоей тоски. Снова поскачешь на козле, но не туда, куда прежде, а намного дальше, тоже к морю. Я тебе еще раз говорю: смотри не наглупи, потому что потом во веки веков делу не помочь.

Сын поклялся горячо, что на этот раз никоим образом не поддастся. Ну, пошли они в лес, сел он на козла и полетел еще быстрей, чем в прошлый раз. Стал козел у самого моря, приемыш спрятался за кустом. А три уточки уж и летят. Он обрадовался, а сам смотрит, есть ли среди них та, его. Есть! Ах, что за радость! Встряхнулись они, встали в рубашках возле самой воды. Он проследил, куда она свою рубашку положила. Пошли девицы в воду, а сами говорят о том прошлогоднем случае. Старшие говорят:

— Год назад был у нас несчастливый день. Но уж здесь-то парень тот нас не сыщет.

А самая младшая отвечает:

— Вовсе не был то несчастливый день. И парень был пригожий.

А они ей говорят:

— Никак он тебе приглянулся?

Не ответила младшая. Видно было, что тоска ее томит. Понял приемыш, что он по сердцу ей, обрадовался, не стал больше смотреть, выскочил, схватил рубашку и бегом!

Закричали девицы:

— Ах, подумать только! Он и здесь нас нашел!

А самая младшая бросилась за ним вдогонку, зовет его и говорит:

— Не бойся, я не сделаю, как в прошлом году. Весь год я только и думала, как бы мне повидать тебя еще разочек. Но и ты сраму не делай мне, не веди меня к своим родителям без рубашки, я такого позора не вынесу.

Просит она, просит, а он ей все прошлый год поминает, даже слушать не хочет. Вот подходят они к дому, упала она на колени, просит-умоляет, а он все равно рубашку не отдает. В воротах она как бы сомлела, голос потеряла, и стало ему так жаль ее, что уже на дворе отдал он ей рубашку. И только она ее одела, как встряхнулась и улетела уточкой. Вскрикнул он и упал замертво. Услыхал чернокнижник крик и говорит жене:

— Дело плохо! Остался наш сынок без рубашки.

Выбежали они, видят — лежит он мертвый. Но чернокнижник знал от этого средство, воскресил его. Первое слово его было: «Где ж ты, моя ненаглядная?» Мать говорит:

— Дитя мое, не убивайся. Может, удастся еще делу помочь.

— Ох, теперь уж нет, — говорит чернокнижник. — Теперь все прахом пошло.

Стал приемыш горько плакать и просить, приступилась и жена к чернокнижнику с великой просьбой, напомнила, сколько она слез пролила, сколько настрадалась в слепоте и кто зрение ей вернул.

— Как же можно не помочь ему в беде? Неужто тебе не дознаться, как тут быть? Великих трудов это будет стоить, но не думай об этом. Думай о том, чтобы от вашего единственного дитяти погибель отвратить.

Покачал чернокнижник головой, ничего не ответил, пошел в дом. Мать утешила приемыша: мол, еще не все потеряно. Да строго наказала, чтобы он, если выйдет дело в третий раз, ни на какие уговоры и слезы не поддавался. И велела идти за отцом. Вошел приемыш, пал на колени и стал горячо просить, чтобы еще раз его выручили. И мать следом вошла, тоже стала просить. Пошел опять чернокнижник в чулан. Шум-гром там поднялся, весь свет задрожал. Вышел он совсем без сил, весь растрепанный, и говорит:

— Ох, сынок, сынок! Ну, и задал ты мне задачу! Я тебе помогу, но уже в распоследний раз. Тем уточкам не дозволено больше купаться, кроме как один раз и то через год.

Весь год приемыш тосковал, убивался. Но вот настал урочный день, и говорит чернокнижник приемышу:

— Ну, сынок, помни: это последний раз. Потом тебе уж никто на свете не поможет. Одевайся, и пошли!

Завел он его на то место, где козел стоял. Сел сын на козла, и полетели они совсем в другую сторону. Всю Азию пролетели до самого моря. Слез там приемыш с козла, а козел ему и говорит:

— Знаешь, кто тебя на этот раз доставлял? Я сам, отец твой.

Явился чернокнижник в своем обличье — а козла как не бывало. Вынул он из кармана махонький шарик, с просяное зернышко, и велел приемышу под язык положить. Крепко наказал, чтобы тот его не выплюнул. И пропал. А приемыш спрятался и стал ждать, скоро ли уточки прилетят.

Долго ждать ему пришлось. Извелся он весь. Как увидел, что летят они, от радости чуть ума не лишился. А они опять обернулись девицами, опять о нем заговорили. Самая старшая говорит:

— Знаю-знаю, нашей-то сестричке жаль того, прошлогоднего.

Средняя молвит:

— Его, беднягу, уж и похоронили давно. Сама же говоришь, что, как обернулась ты уточкой да улетела, он тут же замертво упал.

А самая младшая ничего не сказала, только закрыла очи руками и заплакала. Они ей и говорят:

— Ну-ну, дурочка, не плачь. Иначе и быть не могло.

А она им ответила:

— Грех это нам.

Сняла она свою рубашку, положила ее и пошла в воду. И другие то же сделали. А приемыш время даром не терял, — прыг! — схватил рубашку и бежать! Те, как увидели, крик подняли, велят младшей догонять и назад рубашку принести. Бросилась она за ним, но не знает, что бы такое придумать, как бы рубашку-то свою добыть. Уж и просила она его, и молила! Говорила, что, мол, те два раза она его только испытывала, знать хотела, вправку ли он ей верен, потому что хорошо знала, что он, ежели любит, не отступится. Теперь-де видит она, что сердце у него верное. Пусть же он ей зря не чинит такой обиды, как в прошлый раз. Теперь из великой любви к нему, просит она у него рубашку и никакого коварства не замышляет. Никак невозможно ей явиться к нему в дом нагой, помрет она на пороге!

Но не поддался он на ее уговоры, только твердил, что во всем ей верит, но рубашку не отдаст — и конец.

Вот уже и дом близко, выходит им навстречу чернокнижник, низко кланяется, как королевне, накидку ей подает. Она со слезами в ту накидку закуталась, а чернокнижник говорит:

— Приветствую тебя, любимейшая дочь! Не бойся, зла тебе здесь никто не причинит. Здесь тебе лучше будет, чем в королевском дворце, все уменье мое тому порукой.

И повел ее в комнаты. Тут и мать тоже подошла, обняла, поцеловала. Наутро уж и уборы готовы были, самые дорогие, как королевнам положено. А вскоре и гости разные понаехали, все высокого роду. Все желали молодоженам счастья, супружеского согласия и здоровья. Всяк оказывал ей честь и величал королевной.

Только начался пир, прискакал гонец: торопитесь, мол, в церковь, там-де сам епископ с нетерпением ждет. Сели все в дорогие кареты, золотом и серебром украшенные, и доехали венчать молодых. А как вернулись из церкви, пошло превеликое веселье. Только королевна не веселилась.

Через год послал ей господь утеху, подарил дочь-малютку. Очень королевна рада ей была. И приемыш тоже. Но ему одна дума покоя не давала. Хотелось ему поехать в деревню, откуда он родом был, своих кровных родителей навестить. Явился он к чернокнижнику и стал отпрашиваться. Тот и говорит:

— Сын мой, чем я тебе не угодил, что задумал ты нас покинуть?

— Ах, батюшка, — отвечает приемыш, — никогда я вас не покину. Только болит у меня душа, что родной мой отец и матушка родная не ведают, куда я подевался, и горюют по мне.

Избавлю я их от этого горя и тут же к вам вернусь, если дозволите.

— Ах, сынок! — говорит ему чернокнижник. — Смотри, не вышло бы из этого беды.

Не отступался приемный сын, все просил да просил. Наконец, чернокнижник дозволил ему ехать. Приготовил две дорогие кареты, нанесли в них даров для его родных. Уселись они в кареты: мамка с младенцем в одну, он со своей королевной в другую. Поехали. Ну, расспросили дорогу до той деревни, доехали, про пастуха расспрашивают, жив ли, мол, он. А люди им говорят:

— Мы не смеем вам ответить ни слова, потому что вы про пастуха спрашиваете, а он теперь великий князь.

Удивляется сын:

— Как же это так?

Сказали ему люди, что выросло на поле у пастуха золотое жито, и за то государь пожаловал ему княжеский титул. Тогда сын спросил, где же князь этот теперь живет. Ему рассказали. Сел сын и написал князю письмо. А было там писано, что вот, дескать, его родной сын, такой-то и такой-то по имени, едет со своей женой его навестить. Князь с княгиней обрадовались, сели в карету и выехали им навстречу. То-то радости было, когда все они встретились. Устроили пир на весь мир. Множество народу собралось, чтобы приветствовать княжеского сына, которого все считали пропавшим. Развеселился и старый князь, бывший пастух. Лишь одна невестка сидела печальная. Подошел к ней старый князь и спрашивает:

— Любимейшая королевна и дочь моя! Скажи мне почему ты такая печальная?

— Сержусь я на мужа, — отвечает невестка. — Очень я его просила, чтобы дозволил он мне одеться иначе, а он не дозволил и самый прекрасный мой убор запер вон в тот сундук.

Ну, князь и говорит:

— А ключ от того сундука с ним или дома у вас остался?

— С ним.

— Погоди, я тебе тот ключ принесу.

Пошел князь в другую комнату, где сын его на кровати хмельной лежал. Нашел у него ключик и принес королевне. Отворила она сначала большое окно. Потом открыла сундук и стала искать свою рубашку. Все уборы перевернула — нашла. Надела ее на себя, взяла дочку на руки, забралась на подоконник и велела позвать своего мужа. Пришел муж, видит — она на подоконнике стоит.

— Милая моя супруга, — спрашивает он, — что ты на подоконнике делаешь?

А она при тех словах встряхнулась и стала уточкой, а малое дитя — утеночком. И улетели они прочь.

Сын княжеский будто помешался,  волосы на себе рвал, кричал:

— Ах, батюшка! Ах, матушка! Горе мне! Что же вы наделали!

Все перепугались, никто его утешить не мог. А он, как был с кровати вставши, ни коня не спросил, ни кареты — в одном белье побежал к чернокнижнику. Пал ниц перед ним и с великими слезами стал просить, чтобы ему простили: не поверил-де он отцу приемному. Молил он чернокнижника, чтобы тот еще раз над ним смиловался и помог ему свою милую жену и родное дитя увидеть. Но чернокнижник ему ответил, что сделать ничего не может. «Нет, — говорит, — сынок, хоть на том свете подмоги ищи, не найдешь».

Но приемыш с колен не поднимается, все свое твердит.

— Я знаю, дорогой мой батюшка, что сумеете вы отыскать средство, чтобы мне помочь.

Мать тоже рядом с приемышем на колени пала. И пошел чернокнижник в свой чулан. Три часа там пробыл и вернулся со страшными словами.

— Сын мой, — говорит. — Отвечай, что тебе легче; никогда ее не увидеть да живу быть или искать ее и погибнуть?

Ответил приемыш:

— Мне и смерть не страшна, лишь бы увидеть ее и дитя.

— Вот что я тебе скажу. Долго придется тебе до ее дворца добираться. Может, будет стоить это тебе жизни. На мазь, помажься в трех местах (и показал ему в каких) — станешь зайцем. Дороги спрашивать тебе не придется, заячья натура тебя сама до моря доведет. А тут другая мазь. Как до моря доберешься, так возьми ее и мордочку помажь — в рыбу превратишься. Плыви через море да помни — влево не поворачивай, пока не доплывешь до высокой стеклянной горы. Там достанешь третью мазь, помажешь себе шею и станешь мухой. А как станешь мухой, лети на вершину. Иначе туда не доберешься. На вершине увидишь прекрасный сад. Жди в том саду, когда королевны принесут белье сушить. Заберись в это белье, пусть они сами тебя в нем принесут в палаты. Вылети, сядь в уголок, смотри и слушай. Если скажут про тебя доброе слово, шепни «аминь» и станешь человеком. Тогда и спустись к ним. А если скажут злое слово, то постарайся назад выйти тем же путем.

Вот какую речь сказал чернокнижник.

Стал сперва приемыш зайцем. Привязал ему чернокнижник на шнурочке две другие мази, повертел над ним волшебной палочкой трижды и отпустил. Побежал заяц к морю. Там превратился в рыбу и поплыл все направо да направо. Все боялся, что съедят его огромные рыбы, но доплыл-таки до стеклянной горы. Там выскочил на камушек и мухой обернулся. Полетел на вершину. С великим трудом пробрался в садик, ослабел сильно. В саду том и вправду висели рубашки. Влетел он мухой в рукав и затаился там, пока не пришла за рубашками самая старшая королевна. Принесла она рубашки в палаты, еще и пожаловалась, что на улице холод, а рубашки тяжеленные, будто камень в них завернули. Бросила она белье на кровать — он и вылетел, забился за печь и стал ждать, что скажут. И вот самая младшая, жена его, взяла дочурку на руки и говорит:

— Дорогое мое дитя, не доведется тебе видеть своего отца. А я несчастная, что наделала! До смерти жалеть о том буду. И мне самой тоже его не увидеть!

И горько заплакала. Обе сестры тоже разрыдались.

Услыхал он это — чуть сердце у него не разорвалось от тоски. Стал он человеком, подбежал к своей любимой королевне и говорит:

— Возлюбленная моя супруга! Кончилась наша разлука! Погляди же на меня и дай мне на тебя наглядеться!

И взял он свое дитя на руки, прижал к сердцу и заплакал от радости.

Встали две ее сестры и запели благодарственную молитву, потому что в этот миг избавились они от заклятия. Начали они обниматься, целоваться, друг дружку поздравлять. А на месте моря воздвигся вдруг великий город, и стеклянная гора посреди него дворцом сделалась. Вошел тех трех дочерей отец, великий государь всей страны. И чернокнижник, и настоящий отец того сына были его подданные. Вошла и  мать-государыня. Как увидели их королевны — пали перед ними ниц. Самая младшая прощения у матери попросила за то, что против ее воли замуж вышла, но, стало быть, это ей государство завещано. Удивился муж ее, и рассказали ему: одна-де колдунья объявила, что все государство должно перейти к той из королевен, которая выйдет замуж за пастухова сына, а иначе грозят государству беды великие. Разгневалась государыня и велела всех трех королевен заколдовать, чтобы жили они на стеклянной горе, пока великий храбрец туда не проберется. А весь город в округу велела превратить в море, чтобы во веки веков ни один человек туда попасть не сумел.

Подивились государь с государыней, что же это за человек сумел все это преодолеть и чары разрушить, и назвали его своим достойным зятем. А тут пальба из пушек началась, вышла на улицу вся армия с музыкой, парад начался. Передали государь с государыней всю страну под власть пастухову сыну.

Стал пастухов сын великим государем. Отправил он одно посольство за своим настоящим отцом, другое — за приемным, велел им с женами в столицу приехать. Стал пастух его первым министром, а чернокнижник — вторым. Оставил он с той поры свое чернокнижие. Жили они вместе в великом согласии и мире до самой смерти.

Перевод А. Щербакова


<<<Содержание