Главная страница
 Друзья сайта
 Обратная связь
 Поиск по сайту
 
 
 
 
 Белорусские сказки
 Поморские сказки
 Русские сказки
 Украинские сказки
 
 Кашубские сказки
 Моравские сказки
 Польские сказки
 Словацкие сказки
 Чешские сказки
 
 Болгарские сказки
 Боснийские сказки
 Македонские сказки
 Сербские сказки
 Словенские сказки
 Хорватские сказки
 Черногорские сказки
  
"Хитрый мышонок" - Сказки старой Европы Яндекс.Метрика

О рыбаке и трех его сыновьях


Жил-был рыбак. Вышел он раз на лов, забросил сеть и поймал рыбу с серебряным хвостом и серебряными жабрами. Рыба ему и говорит:

— Отпусти меня, твое счастье впереди.

Закинул он сеть еще раз и поймал рыбу с золотым хвостом и золотыми жабрами. И эта рыба его попросила:

— Отпусти меня, твое счастье впереди.

Закинул он сеть в третий раз и долго ничего не мог дождаться, пожалел даже, что отпустил золотую рыбу. Но вот потянул сеть и вытащил рыбу с алмазным хвостом и алмазными жабрами.

Рыба спросила его, есть ли у него жена, есть ли у него кобыла и есть ли у него сука. Он на каждый спрос ответил, что есть. И тогда рыба сказала, чтобы он разрезал ее на три куска и дал один кусок съесть жене, другой кобыле, третий суке, а сам чтобы не ел, только из каждого куска вынул бы по ребру и зарыл в саду. И из каждого ребра вырастет по дубу.

— И предсказываю тебе, — говорит. — У жены твоей родятся три сына, у кобылы три жеребенка, а у суки три щенка. А если кто из твоих сыновей погибнет, то его дуб засохнет.

В должный срок у жены рыбака родилось три сына, у кобылы три жеребенка, а у суки три щенка. Все сыновья были так похожи друг на друга — отличить невозможно! И жеребята, и щенята тоже были один в одного. Даже родная мать сыновей путала и, чтоб не путать, каждому на руку тесемку повязала.

Подросли сыновья, наскучило им дома сидеть. Взял старший сын старшего из трех коней, старшую из трех собак, снял старый палаш со стены, простился с отцом-матерью и пошел искать счастья по белу свету. Жалко было водителям его отпускать, но что поделаешь — настоял он на своем и пустился странствовать.

Ехал старший сын, ехал и приехал в один город. Смотрит, а в городе все черным сукном обито. Подивился он, почему же это весь город в черном сукне, и спросил о том у хозяина постоялого двора.

— Поселился тут в округе дракон, — отвечает ему хозяин, — и каждый день от нас человека требует на съеденье. Завтра черед королевской дочки, отдадут ее ненасытному змею. Потому-то и обили город черным сукном.

Спросил старший сын у хозяина, в котором часу повезут королевну. Тот ответил, что в семь утра. Попросил тогда старший сын разбудить его, а сам всю ночь глаз не сомкнул, все смотрел, не везут ли королевну.

Утром оседлал он коня, накормил его, собаку, а как увидел, что везут королевну, вскочил в седло и поехал следом. Уже все люди назад повернули, даже отец и мать, король и королева, остановились, а он не отстает. Сошла королевна, стала на колени у часовни над логовом драконьим, а старший сын — рядом с ней. Молятся и ждут, когда змей вылезет.

Вот сотряслась земля, королевна и говорит тому старшему сыну:

— Езжай-ка ты отсюда, а то оба погибнем.

— Как богу будет угодно, — отвечает он.

Опять сотряслась земля, опять говорит королевна:

— Езжай прочь, а то оба погибнем.

А он опять на то:

— Как богу будет угодно.

Потом говорит коню и собаке:

— Как вылезет змей из норы, ты, конь, прыгай ему на спину, ты, пес, хватай его за хвост, а я буду ему головы рубить.

А королевне велел отойти в сторону, чтобы дракон ее не утащил.

Тут вылез дракон, поднял головы, а их у него двенадцать! Прыгнул конь ему на спину, пес вцепился в хвост, а старший сын давай рубить головы со всей силы. Все они поотлетали, осталась одна, средняя, самая большая да крепкая. Долго сражался с ней старший сын, наконец поднатужился, отрубил и ее, да обессилел совсем и упал в ядовитую змеиную кровь.

Как увидела это королевна, подбежала, оттащила его, принялась отмывать. Отмыла, привела в чувство и сказала, что они теперь жених и невеста. Поклялись они перед небом и землей, что будут верно ждать друг дружку год и шесть недель. Только если пройдет этот срок и один из них не явится, можно другому свадьбу затевать.

Старший сын повырывал из змеиных пастей все жала, сложил их в мешок, закопал его под часовней, а сам отправился дальше странствовать по белу свету. Королевна домой пошла. Идет одна по лесу, а навстречу ей — лесник. Остановил он ее, спрашивает:

— Куда бежишь?

Она ему отвечает, что идет домой. А он ее спрашивает, почему да откуда. Она говорит, что оттуда, где один человек дракона убил. А он говорит, что это неправда и быть того не может. Она молвит:

— Не веришь — пойдем со мной, своими глазами увидишь.

Вернулись они к той часовне, и увидал лесник, что все правда. И говорит:

— Если не поклянешься перед небом и землей, что это я дракона победил, я тебя убью. И еще должна ты поклясться, что мы до самой смерти друг друга не оставим и ты будешь мне женой. Поклянешься — отведу тебя к отцу-матери.

Она не хотела второй раз клясться и нарушать слово, которое дала тому, первому. Но потом подумала: «Клятву по принуждению господь-бог за обет не посчитает». Возвела она очи к небу и сказала леснику, что клянется. Однако выговорила себе отсрочку, что венчанье будет через год и шесть недель: она-де дала такой обет воздержания, чтобы отблагодарить бога за спасенье.

Пришли они в королевский дворец к ее отцу-матери. Лесник им и говорит, что это он дракона убил.

— Раз ты его убил, то бери ее в жены, — отвечает король.

Лесник хотел, чтобы сейчас же помолвку объявили, но королевна попросила отложить ее на год и шесть недель. Отец и мать удивились, а она им отвечает:

— Так я решила и такой обет дала.

Минуло год и шесть недель, а о том старшем сыне ни слуху ни духу. Прошло еще семь дней. На восьмой неделе первую помолвку объявили, на девятой — вторую, на десятой — третью и начали к свадьбе готовиться. И только тут вернулся старший сын. Заехал он на тот же постоялый двор и спрашивает хозяина, что нового.

А тот отвечает, что теперь жизнь хорошая, раньше-де надо было каждый день человека давать дракону на съеденье, но нашелся добрый молодец, убил того дракона и нынче женится на принцессе, королевской дочери.

— Что ж, значит, побываем на свадьбе, — говори старший сын. Берет он перо, берет клочок бумаги и пишет письмо своей суженой, которая ему клятву дала. Берет он косыночку и передник, что ему королевна на память подарила, повязывает их на шею собаке, той самой, что змея убить помогла, дает ей письмо и велит бежать во дворец. А во дворец-то не пускают, королевское войско кругом стеной стоит. Но собаке войско не помеха, она под ногами у солдат проскочила и прибежала к королевне, которая беспрестанно по жениху плакала. Увидела она собаку, — вскрикнула и без чувств упала. Король и королева услышали крик, бросились к ней, спрашивают:

— Что случилось, доченька?

А она лежит навзничь и ничего не отвечает. Подбежали они к ней, стали ее в чувство приводить.

Как очнулась, опять они спрашивают:

— Доченька, что случилось?

— Милый батюшка, родная матушка! Вернулся истинный мой суженый, которому я обет дала, что ни за кого другого замуж не выйду.

Стали родители ее расспрашивать, как да что. Она им все-все рассказала: и как лесник хотел ее, беззащитную, убить в лесу, и как велел он ей говорить, что это он убил дракона, и как взял он с нее клятву, что она замуж за него пойдет.

Стали отец с матерью совет держать: предавать дело огласке или нет. Король был мудрый и сказал королеве так:

— Пускай все идет своим чередом. Устроим сначала пир, пригласим побольше гостей, а с венчанием подождем, послушаем, что люди добрые скажут.

Устроили они пир, пригласили гостей и лесника того тоже. Пошли там всякие разговоры, а один из гостей возьми и спроси у всех, как ему король насоветовал:

— Есть ли на свете зверь без языка или жала в пасти?

Тут лесник выходит на середину и говорит, что есть. Гости спрашивают, что это за зверь такой. Взял лесник мешок, пошел, собрал головы того дракона, принес и всем показал. А старший сын, который жала из них повыдирал, принес все двенадцать жал, повставлял их в пасти и спрашивает: может, так больше на правду похоже? И все гости закричали «ура!» и рассудили, что жала точно приходятся к месту.

Тогда у гостей спросили, как поступить с тем, кто на человека в лесу нападает и убить грозится. Гости отвечают согласно: привязать такого к четырем жеребцам и разорвать на четыре части. Стали разбираться, кто первый это прокричал, и вышло, что лесник.

И на этот раз гости возглашают:

— Ура! Сам себя приговорил к такой смерти!

Вывели четырех жеребцов и разорвали лесника на четыре части. А старшему сыну по церковному разрешению сразу все три помолвки объявили, обвенчали молодых и сыграли свадьбу.

Как легли молодые в первую ночь на брачное ложе, положил старший сын между собой и молодой женой свой палаш и велел ей всю ночь молчать, слова не говорить — не то палаш их порубит. А на вторую, на третью начались у них разговоры — через неделю уж и днем, и ночью вволю разговаривали.

Спустя некоторое время заскучал старший сын и стал просить у короля разрешения съездить поохотиться в здешний лес. Король не хотел отпускать зятя, знал он: из тех, кто туда ходил, мало кто домой возвращался. Но зять стоял на своем, заупрямился и поехал. Король приставил к нему трех солдат, чтобы те все время зятя стерегли и домой проводили.

Вот едет он через дремучий лес и вдруг видит оленя с золотыми рогами и золотой шерстью. Собака помчалась за оленем, конь за собакой, а солдатам было не угнаться — отстали. Вернулись они домой и обо всем королю доложили. Тот велел посадить их в тюрьму и держать там, покуда зять не вернется.

А как погнался старший сын за оленем, так сделалась вокруг кромешная тьма. Он наломал еловых веток, развел костер, сед рядом и греется. И тут подходит к нему старуха, сопливая, губошлепая, горб на спине, вся одежда в ледяных сосульках, трясется от холода и просит разрешения погреться у огня.

— Грейся, я и сам греюсь, — отвечает он.

— Да я собаки боюсь.

— Мой пес ни на кого не кидался. Значит, и на тебя не кинется.

— Ой, хлестни-ка собаку, чтоб она меня не покусала.

Он взял веточку, хлестнул собаку, и тут же все трое окаменели: и пес, и конь, и он сам.

В тот же миг в родительском саду засох верх у самого большого дуба. Увидал это средний брат и говорит отцу с матерью:

— Плохие вести о нашем старшем брате!

Сказал он, что поедет искать брата, оседлал второго коня, взял с собой вторую собаку, снял со стены старый палаш, простился с родителями и отправился в путь.

Долго ли, коротко ехал и приехал на тот постоялый двор, где старший брат останавливался, и спросил у хозяина, что нового. А тот здоровается с ним, как со старым знакомым и отвечает:

— Вы столько странствовали да охотились — у вас больше новостей, чем у меня.

Средний брат промолчал, а сам думает: «Первый раз меня видит, а говорит со мной, как со знакомым человеком. Не иначе как наш старший брат тут бывал». А хозяин уже дал знать во дворец, что королевский зять у него находится. Сам король за ним приехал на четверке лошадей, позвал среднего брата в карету и спрашивает:

— Где же ты так долго пропадал?

Ответил ему средний брат:

— Будет у нас еще время о том поговорить, а теперь не до того: устал я.

Приезжают они во дворец, королевна его обнимает и говорит:

— Где ты так долго пропадал?

Он отвечает:

— Потом расскажу. — А сам ночью положил палаш посреди постели и велел ей всю ночь молчать, слова не говорить — не то палаш их порубит.

— Нынче же не первая наша ночь, — удивилась королевна.

— Верно. Но меня так долго не было, что нынче у вас, считай, снова первая ночь.

Дни за днями идут, а о старшем брате никаких вестей нету. Стал тогда средний брат просить короля, чтобы тот разрешил ему поохотиться. А король ему отвечает:

— Будет с тебя. Опять мне в тюрьму сажать солдат, ежели тебя не устерегут?

— Я и сам вернусь. Не надо мне охраны.

— Нет уж, так не отпущу. Я к тебе на этот раз шестерых солдат приставлю. От шестерых ты никуда не скроешься.

Выехал средний брат на охоту, а с ним — шестеро солдат: трое справа, трое слева. Подъехали они к лесу и тут же увидели оленя златорогого, златошерстого. Пес помчался за оленем, конь за собакой, а солдаты опять за ними не угнались. Вернулись они домой и доложили королю, что опять не устерегли королевского зятя.

Только заехал средний брат в лес туда, где старший был, сделалась кромешная тьма, ни зги не видно. И холод такой, что не выдержал средний брат, сошел с коня, наломал еловых веток и развел костер. Греется он у костра, глядь — идет старуха, сопливая, губошлепая, горбатая, вся льдом обросла, от холода трясется, просит:

— Дозволь у огня погреться. Замерзла я.

Он ей отвечает:

— Пожалуйста, грейся. Я и сам греюсь.

Она ему говорит:

— Я бы подошла, да собаки боюсь. Возьми веточку, хлестни собаку, а то она меня укусит.

— Мой пес никого не кусал и тебя не укусит. Подходи, не бойся. Из-за такой старой ведьмы я свою собаку не стану бить.

А она опять просит, чтобы он хоть пригрозил собаке-то. Он взял веточку, пригрозил собаке, и тут же все трое окаменели: лес, конь и он сам. И сразу же дома засох второй дуб. Говорит младший брат отцу-матери:

— Плохие вести о втором брате!

И стал он просить отца с матерью, чтобы разрешили ему искать братьев. А отец с матерью ему строго запрещают — мол, он самый глупый из трех. Где старшие погибли, там ему верная смерть.

— Не позволите — я руки на себя наложу: не там погибну, так здесь, — говорит младший брат. — А позволите — может, отыщу я братьев, и ничего худого со мной не случится.

Оседлал он коня, взял собаку, снял со стены старый палаш, попрощался с отцом-матерью и отправился искать братьев. Добрался до постоялого двора, где его братья гостили, спросил у хозяина, что слышно: нового, а тот ему отвечает:

— Уж какие там у нас новости!

А сам дает знать королю, что его зять опять на постоялый двор приехал. Прискакал за ним король в карете шестерней и спрашивает:

— Где же ты пропадал? Дочь наша, супруга твоя, все очи проплакала, уж решила, что ты погиб.

Поклонился ему младший сын, стал прощения просить.

— Загостился я то тут, то там, — говорит.

Приезжают они во дворец, королевна и спрашивает:

— И что же ты делал столько времени?

Он ей отвечает:

— Жена, будет время — расскажу.

Положил он ночью палаш посреди постели и велел всю ночь молчать, слова не говорить — не то палаш их порубит. А она опять удивляется:

— Ты уже два раза палаш клал промеж нас! Теперь-то зачем?

— Затем, что меня долго не было. Потерпи, придет время, и поговорить можно будет, и делать, что захочется.

Пожил он так день-другой. «Надобно мне в путь-дорогу отправляться, — думает. — Здесь я о братьях ничего не узнаю».

Пошел он к королю и стал на охоту проситься. Тот ему отвечает:

— Я тех шестерых солдат, что тебя прошлый раз не устерегли, нынче из тюрьмы выпустил. Опять не устерегут — опять их в тюрьму сажать прикажешь?

Говорит младший брат:

— Нешто глупый я, чтобы где-то попусту гулять, а солдатам зря в тюрьме сидеть? Пойду на денек и сразу вернусь.

Король нехотя согласился, но приставил к нему девять солдат.

Добрался младший брат до того леса, где братья его погибли, и тут же появился перед ним златошерстый олень — золотые рога. Ускакал младший брат за ним в чащу, и сделалось тут темным-темно, холод пал, задрожал младший от стужи и подумал: «Ничего не поделаешь, придется костер развести». Наломал он еловых веток, развел костер, сидит, греется. Глядь — идет старуха, сопливая, губошлепая, горбатая, вся льдом обросла.

И говорит старуха:

— Холодно! Ой, как холодно! Ой, как холодно!

Ответил он ей:

— Ты что, костра не видишь? Подходи и грейся.

— Ой, паренек, я собаки боюсь. Взял бы ты прутик да хлестнул ее.

— Из-за тебя, из-за глупой старухи собаку бить? Мне пес дороже.

— Ох, родимый! Ты хоть пригрози ему.

— Я тебе так пригрожу, что разом ноги протянешь.

А она не отстает: мол, пригрози да пригрози. Вскочил тогда младший брат, схватил старуху и спрашивает:

— Говори, где мои братья!

Отнекивается старуха, мол, знать ничего не знает, заблудилась-де в лесу, как и он, погреться хочет.

— Ах ты, старая ведьма! Зачем велишь мне собаку бить? Ой, знаешь ты, где мои братья! Если б я побил собаку, со мной, верно, то же случилось бы, что и с ними? Отвечай!

Она ему отвечает:

— Если б ты собаке  пригрозил, посветлело бы в лесу.

— Больно ты умна, старая ведьма! Все знаешь, значит, и о моих братьях знаешь! Рассказывай, не то убью! — закричал младший брат и давай ее дубасить.

Призналась старуха:

— Тут подальше, — говорит, — есть один молодец, на тебя похож. А про другого ничего не знаю.

— Ну-ка веди, показывай.

Повела старуха его и показала старшего брата. Но не брата, а камень.

— Оживи его, не то убью.

Сорвала старуха травку, сунула ее под нос каменной собаке, и враз они ожили: и пес, и конь, и старший брат. И дуб его дома в тот же час зазеленел. Обрадовались отец с матерью: значит, младший старшего нашел и от беды спас.

А старший брат потянулся и говорит:

— До чего же мне крепко спалось!

— Уж куда крепче камня спать!

— Да разве я камнем был?

— Не веришь — пойдем другого брата вызволять. Тогда поверишь.

Приступились они оба к колдунье:

— Говори, где наш средний брат!

Она им отвечает:

— Ничего я о нем не знаю.

— Не скажешь — убьем и на куски порубим!

Принялись они бить старуху, даже руку ей отрубили, а та все не признается. А отрубленная рука тут же назад приросла. Увидели это братья и говорят:

— Вон какая ты ведьма! Руку тебе отрубили, а она опять пристала! Смотри — не скажешь нам про среднего брата, уж мы постараемся, чтобы руки у тебя не прирастали.

А она им отвечает:

— Хоть убейте, ничего не знаю и сказать не могу.

Замахнулись они на нее палашами — закричала она благим матом:

— Ой, люди, побойтесь бога, не убивайте!

Они ей говорят:

— Не убьем, если укажешь, где средний брат.

И ответила она:

— Ну так и быть, покажу вам его.

Отвела она их к другому камню и говорит:

— Вот он.

Приказали они ей оживить брата, сорвала она травку, сунула собаке под нос, и враз они ожили: и пес, и конь, и средний брат. Потянулся средний брат и говорит:

— До чего же мне крепко спалось!

— Был твой сон каменный. И сам ты был камнем, и пес твой, и конь, — сказали ему братья.

И тут же дома у них второй дуб зазеленел. Отец с матерью обрадовались: значит, и среднего сына беда миновала.

А лесную колдунью братья связали — и давай рубить палашами. Но только отлетит от нее кусок — сразу же назад пристает. Тогда сказали они собакам, чтобы те, как отлетит кусок, хватали его и в землю закапывали. Собаки так и стали делать: отлетит кусок, они его — хвать и в землю зарывают.

Увидели тут братья каменный стол, каменные кресла — а на них каменные люди  сидят. Бросили они колдунью на этот стол и порубили на мелкие куски. А собаки все эти куски в землю закопали, так что и следа не осталось.

Тут слышат братья: барабаны бьют, трубы трубят. А вместо леса сделался город. И выходит навстречу братьям целое войско, а следом люди бегут, кричат от радости.

Сел тогда старший брат на коня и стал тем войском командовать. Приказал ему идти в столицу. Увидал король под окнами такую тьму солдат, удивился: откуда такое войско взялось? Глядь — а впереди его зять, сидит на коне и командует.

Вышел король на улицу, позвал к себе зятя и спросил, откуда он это войско привел. А зять ему отвечает:

— Король, тесть мой! Лес, где я был, превратился в город и ожили в нем заколдованные солдаты.

Рассказал зять королю о своих приключениях: как его в камень превратили, как второй брат искал и с ним то же самое приключилось, как третий брат, самый младший да глупый, нашел их, оживил, как превратились все камни в людей. Король его и спрашивает:

— Где же твои братья?

— Они позади войска едут, чтобы никто не отстал и все прибыли в целости и сохранности.

Приказал король позвать к нему братьев. Зять королевский поехал за ними верхом и кричит:

— Братья! Езжайте сюда! Вас король требует.

Подъехали они, а король все смотрит на младшего и надивиться не может, как это он сумел оживить такое войско.

Устроил король бал, пригласил на него гостей, те едят и пьют. Послал он за своей дочерью. Пришла она, а братья сидят за столом. Король ее спрашивает:

— Ну, который твой муж?

Она никак их распознать не может, уж больно они похожи друг на дружку. Тогда стал старший брат ей на дареный перстень указывать и пальцем ее манить. Заметила она, что он ее манит, подбежала к нему и говорит:

— Вот он, мой супруг, который меня от смерти спас.

Гости кричат «ура!», из пушек палят.

Был и я на том балу. И с одним кривым пушкарем оказались мы под лавкой. Так этот собачий сын затолкал меня в пушку и выстрелил. Летел я, летел, пока не прилетел на мельницу в то место, куда зерно засыпают. Вот запамятовал я, как это место называется, и теперь мне не кончить, пока кто-нибудь не напомнит.

— Скос!

— Сунь мне в зад свой нос!

Перевод Д. Аврова


<<<Содержание